Библиографическая ссылка на статью


ГОСТ:
Арсеньев, Н. С. Земли Северного Причерноморья и Кубани — часть античного мира? Археологи знают и копают [Электронный ресурс] / Н. С. Арсеньев // Свет станиц. 2018. № 10 (11). ISSN 2619-1539. Режим доступа: https://светстаниц.рф/st5, свободный. (дата обращения: 09.04.2020)

Земли Северного Причерноморья и Кубани интересны нам не только тем, что на них разместились области казачьих войск, но и более древними пластами своей истории. Достаточно сказать, что по одной из современных версий именно здесь зародилась общность индоевропейцев, давших начало множеству современных народов континента, а во времена античности этот регион нашей страны входил в легендарный греко-римский мир и даже кормил его хлебом и услаждал используемым тогда вместо майонеза и соли терпким соусом гарумом.

А сколько племен истоптали Дикое поле и Грозные горы копытами своих коней и волов, двигаясь через них с востока на запад, с севера на юг или растворяясь в пыли степных битв, уходя… в историю или наоборот замешиваясь на костях поверженных врагов с громким смеющимся гиком… Но хорошо смеялись те, кто делали это последними, но первыми сделали правильный выбор своей веры, культуры и соратников, заняв господство над диким тогда полем и в симбиозе с русскими князями и царями, сделав его за полтысячелетия спокойным и цивилизованным. Конечно, мы говорим о казаках, но сегодня прикоснемся к моментам истории края, предварившим их появление и подставляющим интерес уже для археологии.

Нам удалось попасть на закрытую выставку, посвященную истории Института археологии РАН и открытиям, сделанным в разные годы учёными института, а также материалам новейших археологических экспедиций этого года в Крым и на Кубань. В следующем, 2019 году к 100-летию института пройдет более масштабная и уже открытая для всех выставка, о которой мы вам обязательно сообщим, а пока мы расскажем вам, что узнали при нашем посещении.

Крымские находки на выставке

Самыми интересными для нас оказались представленные на выставке открытия, сделанные археологами института в этом году во время раскопок в Крыму и на Кубани. После присоединения Крыма к России включение нового субъекта в инфраструктуру страны потребовало реконструкции его транспортной системы и прокладки новых трасс, соединяющих полуостров с Кубанью. По закону такое строительство должно предваряться проведением в его месте полномасштабных охранных раскопок (чтобы выкопать всё артефакты с территории, во время застройки которой они могут быть повреждены, разрушены, да и доступ к ним заблокирован). Таким образом археологи получили возможность проведения беспрецедентных по объёму раскопок в Крыму, на Кубани и даже под водами пролива между ними. И, благодаря упорному и кропотливому труду ученых, открытия не заставили себя ждать.

В Крыму был найден неразграбленный некрополь времён поздних скифов. Интересно, что сохранился он благодаря тому, что пришедшие на эту территорию татары устроили на его месте уже своё кладбище (пригодных мест на полуострове мало, и выбирать им особо не пришлось), тем самым невольно сохранив некрополь для археологов. На другом же берегу Керченского пролива, на Кубани продолжились раскопки Городища и некрополя Фанагории, а также затопленной части города. Были раскопаны новые постройки и погребения, найдено множество предметов быта и затопленная крепостная стена города. Отдельным событием является находка на Таманском полуострове греческого бронзового шлема коринфского типа, ранее не встречавшегося в этих краях. Теперь ученым предстоит изучение всего найденного и заполнение белых пятен в истории региона.

(нажмите на выделенный оранжевым текст, чтобы перейти к отчету о раскопках)

Древние греки основали множество городов и поселений на побережьях Средиземного и Черного морей.

Сократ.

Говорят, что знаменитый афинский философ Сократ шутливо утверждал: «Греки расселись вокруг моря, как лягушки вокруг болота.»

Таким образом, греческая цивилизация распространилась на значительные территории юга Европы. Развитие колонизационного процесса определяли предпосылки экономического и политического характера. К экономическим предпосылкам следует отнести прежде всего возникший в результате роста населения острый «земельный голод», при котором часть населения была вынуждена искать средства к существованию на чужбине. Ещё одним стимулом колонизации было стремление получить доступ к источникам сырья, отсутствовавшего на родине, и закрепить за Грецией важнейшие торговые пути. Что же касается политических причин колонизации, то важную роль сыграла ожесточенная борьба за власть в греческих полисах (городах-государствах). Зачастую «партии», потерпевшей в этой борьбе поражение, оставалось только одно – покинуть родной город и переселиться на новое место. [5]

 

Греческие колонии.

Борисфенида и Ольвия

Логическим завершением движения греков на северо-восток стало освоение побережья Черного моря, которое они называли Понт Эвксинский (т. е. Гостеприимное море). Особенно деятельное участие в колонизации понтийских берегов принял Милет, основавший большинство своих колоний именно в этом регионе. Во второй половине VII в. до н. э. милетяне обосновались на небольшом острове Борисфенида (сейчас о. Березань) близ устья Днепра (по греч. Борисфена, отсюда, очевидно и название колонии). Затем они совершили «прыжок на материк», основав город Ольвия (др.-греч. Ὀλβία — счастливая, богатая) на берегу устья Южного Буга. [5]

остров Березань

Колонисты из Милета, как и все представители греческого племени ионийцев, по своему менталитету предпочитали решать отношения с соседями путём переговоров и союзов, да и место, в котором они поселились, было не очень удачным для ведения обороны, поэтому полис периодически попадал в зависимость от местных племен скифов и даже был разрушаем ими. Однако вскоре ими же и восстанавливаем, как место, где можно было вести торговлю с купцами из Греции и Херсонеса, чеканить свою монету (малым тиражом, просто для атрибуции статуса своей власти местными вождями), купить вина, гончарную посуду и прочие «блага тогдашней цивилизации». Примечательно, однако, что осаду войск Александра Македонского эта маленькая крепость выдержала. С расцветом Римской империи и её экспансией на западное побережье Чёрного моря Ольвия присоединяется к империи, и попадает под её защиту, принимая сторону Рима в Таврической войне.

Вид одного из раскопов в древнем городе Ольвия; Николаевская область, Украина.

Прекращённое к II веку строительство вновь возобновляется в городе с приходом римлян, однако, ведётся уже под римские стандарты и нужды. Примечательно, что к тому времени жители полиса, имея мало ресурсов и постоянно находясь в полуосадном положении, по упоминаниям навещавших их путешественников с «большой земли» живут уже бедно и грязно, однако, в отличие от остального цивилизованного мира, сохраняют архаический греческий язык и, стоя в лохмотьях, цитируют наизусть Гомера, чем очень гордятся. Однако, в первой половине III века в самом Риме наступает кризис, и, не имея больше на это ресурсов, Рим выводит свой гарнизон из Ольвии, а в середине того же века волна готов (германских племён, двигавшихся из Прибалтики в поисках новых земель), проходя по поселению, разрушает в нём все признаки города. После этого колония превращается в заурядную деревушку варваров, ничем уже не отличающуюся от соседних.

Греческие колонии в Северном Причерноморье.

 

 

Боспорское царство

В VII в. до н. э. множество поселений греков (в подавляющем большинстве – опять милетские колонии ионийцев) заняло берега Боспора Киммерийского (древнее название Керченского пролива). Крупнейшим центром античной цивилизации в этом регионе стал Пантикапей (др.-греч. Παντικάπαιον, лат.Panticapaeon, от таврского panti-kapa — холм у пролива или др.-иран.*panti-kapa — рыбный путь, находился он на месте совр. Керчи). Неподалеку возникли меньшие по размеру и значению города: Нимфей, Мирмекий, Феодосия, Фанагория, Гермонасса и др. Со временем эти города создали объединение, во главе которого встал Пантикапей. В классическую эпоху из этого союза полисов образовалось крупнейшее в Северном Причерноморье государство – Боспорское царство. [5]

Развалины Пантикапея.

До конца непонятно, что так притягивало греков на берега Керченского пролива, возможно обильный тогда ход рыбы на его мелководье (восточный берег тогда был рыхлым и болотистым, представляя из себя раскидистое устье реки Кубань (пришедшие сюда с Российской империей казаки перенесут её русло)). Путь развития этой колонии уникален тем, что она по своему устройству предвосхищала эллинистические монархии, очевидно сказалась близость восточных царств, контакты с ними и тип мышления основного населения: скифов, а затем сарматов (ираноязычные индоевропейские племена кочевников) на западном побережье, синдов и меотов на восточном. До сих пор точно неизвестно, кто были эти синды и меоты, но современные черкесы (кабардинцы, адыги) считают себя их потомками. Их племена признавали власть колонистов, основывавших свои города по побережью и пытавшихся даже выстроить линию укреплений в глубине кубанской территории, однако граница эта не была прочной, и местные «царьки» подчинялись слабо, по сути ведя с помощью греков «свою игру». На западном же побережье пролива греки наоборот перемешались с местным скифо-сарматским населением, переняли их обычаи и одежду  (представьте древнего грека в скифо-сарматском кафтане и штанах), так как в степи она оказалась практичнее и теплее. В военном деле они тоже начали говорить на языке неприятелей, быстро заменив свою греческую фалангу легкой и тяжёлой конницей.  Земля между городами представляла единую территорию, принадлежавшую монарху (который первое время формально называл себя для поддержания видимости демократии архонтом, хотя и не избирался) и охраняемую на западе от нападений внешних варваров пограничной линией постоянных военных поселений (точно неизвестно как была организована эта служба, но похоже, она напоминала ту, в которую позже будут в этой же полосе организованы казаки, защищая цивилизацию Русского мира. Действительно, иногда территория диктует свою форму устройства совершенно разным культурам.).

Танаис

Греческие купцы доплывали и до устья Дона, в котором местное скифское население устроило торговое поселение. Однако боспорцы, решив взять торговлю под свой контроль, в III веке до н. э. основали рядом свою колонию Танаис, разгромленную, варваризированную и пришедшую в запустение во время Великого переселения народов. В средние века в этом месте организуют свою торговую факторию Тану уже итальянские купцы, которую в новое время захватят турки, назвав Азовом, тем самым, так связанным с историей донских казаков.

Раскопки Танаиса.

Боспорское царство наравне с Египтом и Сицилией являлось для греко-римского мира основным импортёром хлеба, оклиматизированного боспорцами к V веку до н. э.. На рубеже нашей эры за власть над территорией царства борются Понт (эллинистическая монархия, располагавшаяся на южном берегу Черного моря и претендовавшая на объединение  греческого мира в независимости от Римской империи) и Рим.

Своё легендарное «Veni, vidi, vici» (лат. — «Пришёл, увидел, победил»,звучит, как [вени, види, вики]) Юлий Цезарь скажет, узнав о вторжении правителя Боспорского царства Фарнака, быстро двинувшись ему навстречу и с похода разбив его.

Однако, установив свою власть, Рим вскоре становится не в состоянии защищать удалённую провинцию и уходит. Греки и сарматы пользовались равными правами и одинаково могли занимать властные должности, всё чаще монархами становились сарматы. В итоге эта колония, в отличие от других не была захвачена варварами, а постепенно сама варваризировалась, города превратились в деревни, а их население совсем перестало походить на некогда приплывших сюда греков, царство распалось, а после Великого переселения народов его территория попала в зависимость от гуннов. Затем регион попадёт в сферу интересов Византии, ещё много народов истопчут зти берега, заявит о себе Тмутаракань, но и она уйдёт в историю…

Херсонес Таврический

Позже остальных, во второй половине VI в. до н. э. на территории современного Севастополя появляется колония Понта — Херсонес Таврический. Однако, благодаря своему географическому положению (защищенностью нагорьем от остальной части полуострова), а также более воинственному, решительному и рациональному менталитету понтийских колонистов, принадлежавших к суровому греческому племени дорийцев, ей удается просуществовать нетронутой, пережив своих не только «соседок», но весь античный мир, просуществовав до прихода в Крым татар в XIII веке.

Руины Херсонеса.

Колонисты быстро столкнулись с острой нехваткой земли, имевшей к тому же еще и очень тонкий плодородный слой. Подчинив местное население — тавров (племя индоевропейцев, находившееся на низком этапе культурного развития), они захватили большую часть их территории и основательно перекопали её, создав траншеи нужной глубины, заполненные собранным с остальной территории плодородным грунтом. В этих траншеях они развели виноград, занявший 2/3 их сельскохозяйственной территории и ставший, наряду с гончарными изделиями собственного производства основным товаром, для экспорта в соседние колонии и продажи варварам. И, хоть эти товары были менее качественны чем производимые в самой Греции (вино кислее, а посуда менее ровная), зато их себестоимость была меньше, поэтому они пользовались у самих горожан и неприхотливых соседей спросом. В греко-римский же мир Херсонес экспортировал гарум (соус из ферментированной под действием солнечных лучей в огромных засолочных цистернах мелкой рыбёшки, которым, несмотря на его вонючесть цивилизованные граждане любили заправлять любые блюда вместо теперешних соли и майонеза, осадок же, получаемый при производстве гарума был отвратителен, но весьма питателен и шёл на стол рабам и иногда военным). Также город жил на прибыли, от перекупки товаров между Грецией, другими колониями и варварами.

Развалины квартала производства гарума в Херсонесе.

Однако, в III веке до н. э. сарматы переходят Дон и учиняют разгром мирно соседствовавшим и торговавшим с Херсонесом кочевникам — скифам, вырезают их знать, забирают скот и сгоняют с насиженных мест. Скифы, вынужденные искать новые средства к существованию, меняют свое отношение к земледелию и оседлому образу жизни и образовывают свои государства. Им остаётся только занять территории греческих колоний, поставив под свой контроль торговлю с Грецией, заняв их место в отношениях с остальными варварами. Но херсонеситы, не в силах противостоять им, обращаются за помощью к Понту и получают её, оказавшись под его (а затем Боспорской и Римской) защитой и властью. После падения Римской империи колония переходит под покровительство её наследницы — Византии (эту византийскую фему и будет штурмовать князь Владимир, а затем примет здесь крещение в Православие, определив вектор дельнейшего развития нашего региона, но это будет уже совсем другая история).

После нашего легкого и слегка вольного экскурса в историю, предлагаем Вам ознакомиться с результатами археологических экспедиций по пресс-релизам института:

В Крыму найден неразграбленный некрополь поздних скифов

Крымская новостроечная экспедиция Института археологии РАН при раскопках на будущей автотрассе «Таврида» в районе Севастополя обнаружила нетронутый позднескифский могильник II — IV веков нашей эры. Найденные при раскопках артефакты позволят восстановить историю Крыма римского периода и воссоздать картину жизни поздних скифов в этот временной отрезок, их культуру, традиции и обрядность.

«История поздних скифов интересна не только сама по себе, но и тем, что она показывает, как античная культура влияла на варваров и как они влияли на неё, как волны миграций накатывались одна за другой, перемешивая и причудливо переплетая местные народы. Не все детали этих процессов еще ясны, и пролить на них свет могут только масштабные и тщательные раскопки. Именно поэтому так важно изучение могильника Фронтовое 3», – говорит руководитель экспедиции, доктор исторических наук Сергей Внуков.

Исследованная часть могильника. Вид с юга.

В античных письменных источниках очень мало информации о прошлом Крыма (или Тавриды), и его история в период поздней античности полна белых пятен. Поэтому особое значение приобретают данные археологических раскопок. После решения о строительстве трассы «Таврида», которой, согласно Федеральному закону об обязательной археологической экспертизе земель перед их освоением, должны предшествовать археологические раскопки, археологи получили уникальную возможность провести широкомасштабные исследования в разных регионах Крыма. Раскопки, начавшиеся весной 2017 года, стали крупнейшими в археологической истории Крыма: ученые из основных археологических центров страны обследовали почти 300-километровый участок будущей трассы, пересекающей полуостров с востока на запад и обнаружили более чем 90 памятников истории, уходящей в прошлое до 80 тысяч лет – от эпохи мезолита до XIX века.

В 2018 году в районе Севастополя, на левом берегу реки Бельбек Новостроечная Крымская экспедиция Института археологии РАН под руководством Сергея Внукова обнаружила нетронутый некрополь, получивший название Фронтовое 3 по наименованию ближайшего поселка. Эта находка была огромной удачей, потому что в этом регионе Крыма предыдущие раскопки аналогичных памятников проводились в основном в 1960 — 1970 годах. К сожалению, эти могильники тогда не были в достаточной мере исследованы, и к настоящему времени они полностью разграблены. Обнаруженный во время строительства трассы некрополь Фронтовое 3 сохранился полностью и поэтому представляет особый интерес для ученых, которые получили возможность исследовать нетронутые захоронения на современном научном уровне.

Сосуды возле головы в одном из погребений некрополя Фронтовое 3.

Некрополь датируется концом II–IV веками нашей эры. Население Западного Крыма в римское время было весьма неоднородным. В Херсонесе жили потомки греческих колонистов, в горах – потомки тавров, в степях северо-западной части полуострова до II века нашей эры обитали потомки скифов, перебравшихся из Северного Причерноморья и перешедшие к оседлому образу жизни.

Неизвестно, были ли они прямыми потомками «классических» скифов, кочевавших в степях Северного Причерноморья примерно с VII века до нашей эры и оставивших после себя знаменитые курганы. На полуострове, постоянно контактируя, торгуя и воюя с греческими Боспорским и Херсонесским государствами, смешиваясь с местными варварами, строя крепости и занимаясь земледелием, бывшие кочевники настолько изменились, что некоторые современные исследователи стали сомневаться в том, что они являются прямыми потомками кочевых скифов. Чтобы отличить новую культуру, её назвали позднескифской.

Грунтовая могила с заплечиками, вид с северо-востока. Некрополь Фронтовое 3.

Позднескифское государство первоначально играло заметную роль в истории Крыма. Оно постоянно угрожало Херсонесу и во второй половине II века до нашей эры захватило его сельскохозяйственную территорию на северо-западе полуострова. В конце этого же столетия поздние скифы сражались с понтийским царём Митридатом VI, в первой четверти I века нашей эры – с боспорским царём Аспургом, а в 60-х годах нашей эры – с римлянами.

В I веке нашей эры в Крым проникают кочевые сарматы, в середине II века за ними идет новая волна кочевников-сарматов, а в III веке – готы и аланы. В начале II века нашей эры поздние скифы покидают крымские степи и уходят в более безопасные предгорья. К III веку нашей эры их государство приходит в упадок.

Сейчас сложно сказать, кем были когда-то люди, похороненные в некрополе Фронтовое 3. Долина реки Бельбек, где обнаружены захоронения, во время поздней античности являлась контактной зоной многих народов: здесь обитали потомки автохтонных тавров, носители степных культур (поздние скифы, затем сарматы), германцы-готы, и при этом жившие здесь общины испытывали сильное влияние греческого Херсонеса. Местная культура носила во многом эклектичный характер, что подтверждают находки из могильника. Способы захоронения и найденные в них предметы указывают на различные культурные влияния: скифское, сарматское, греческое и готское. Очевидно, что могильник точно отражает бурные исторические события этого периода.

Подбойная могила с помещенными в нее кремированными останками.
Некрополь Фронтовое 3.

Ранние погребения некрополя датируется концом II – первой половиной III века нашей эры. Большинство их представляют собой подбойные могилы, которые состоят из вертикального входного «колодца» и ниши – погребальной камеры, устроенной в одной из стенок. Погребенных укладывали на спине, у головы обычно помещали посуду, стеклянные сосуды, ножи и пищу, которую клали покойным «в дальнюю дорогу». Затем вход в камеру закладывали камнями.

Женские захоронения отличались от мужских набором предметов. Если в женских погребениях больше украшений: бус, браслетов, серег, часто находят стеклянные флаконы, пряслица от веретен, и нет оружия, то в мужских захоронениях нет серег и колец (только иногда встречаются крупные перстни и единичные и крупные бусы), зато может быть оружие и конская узда.

Так, в одном из захоронений археологи обнаружили около головы усопшей кувшин, стеклянный бальзамарий (флакон для благовоний), амфору, нож, на груди – ожерелье из стеклянных, гагатовых, янтарных бус, а под ключицей – три золотых лавровых листа (вероятно, от греческого золотого погребального венка). Также в захоронении были найдены стеклянный бисер, которым когда-то была расшита одежда, две застёжки-фибулы и две пряжки, стеклянная кружка, а рядом – кольца и пряжки от ремня.

  • Общий вид на погребение с запада. Некрополь Фронтовое 3.

Среди находок в ранних погребениях особо выделяются перстень с вырезанной вставкой-печаткой из сердолика и золотая пронизь с подвеской каплевидной формы и сердоликовой вставкой, окантованной зернью. Ближайшие аналоги ей были найдены в некрополе Херсонеса.

(чтобы увеличить картинку, нажмите на неё)

Как выяснилось во время раскопок, некрополь постепенно расширялся на юг и восток. Большинство могил второй половины III и IV века нашей эры также были подбойными, но появились и другие погребальные конструкции: грунтовые могилы с заплечиками – уступами, на которые опирались каменные плиты перекрытия.

В IV веке начали также строить грунтовые склепы, состоящие из прямоугольной подземной погребальной камеры и ведущего в склеп с поверхности узкого коридора-дромоса со ступеньками. Вход в камеру закладывали камнем. В таких склепах хоронили несколько человек, видимо, членов одной семьи.

Вид сверху на склеп и соседние могилы. Некрополь Фронтовое 3.

В поздних мужских погребениях найдено оружие: мечи, кинжалы, в одном из могил был найден боевой топор. Возле черепов по-прежнему ставили сосуды, в некоторых из которых сохранились остатки заупокойной пищи. Нетронутые захоронения позволили точно установить детали погребального обряда: так, в одном из склепов, где был похоронен взрослый мужчина, возле черепа лежали несколько керамических и один стеклянный сосуд, в миске осталась скорлупа яиц и кости птицы, у правого плеча находился кинжал, с левой стороны у ног – меч. К стенке был прислонен щит, от которого сохранились рукоять и умбон (накладка на центральную часть щита).

Погребальная камера, вид сверху. Некрополь Фронтовое 3.

При раскопках были найдены греческая краснолаковая посуда, стеклянные кувшины, множество пряжек и фибул — металлических застежек для одежды, которые исследователи относят к черняховской культуре II — IV веков. Как отмечают ученые, уже сейчас можно говорить, что коллекция фибул из раскопок Фронтового – одна из наиболее выразительных как по количеству экземпляров, так и по числу различных вариантов.

(чтобы увеличить картинку, нажмите на неё)

Во время исследований некрополя археологи применяют также методы естественных наук – геомагнитные исследования для уточнения зоны распространения погребений, фотограмметрию для создания трехмерной модели погребальных комплексов и уточнения их архитектурных особенностей, металлодетекторы для поиска металлических объектов. Вместе с археологами работают специалисты естественных наук, проводящие антропологические и остеологические исследования, отбор проб для радиоуглеродного анализа и другие исследования. Все это позволяет провести раскопки на современном научном уровне, получить дополнительную информацию, уточнить датировки памятника.

Сейчас ученые завершают раскопки на юго-восточном участке и продолжают исследования на северо-западном, где могут находиться более ранние захоронения. После окончания работ участок будет сдан строителям, а материалы раскопок переданы в Херсонесский музей-заповедник (Севастополь).

«В ходе раскопок исследовано более 100 погребений, собрано более 1300 находок. Могильник представляет исключительный интерес для изучения культуры ближайших соседей Херсонеса. Раскопки могильника Фронтовое 3 – яркий пример успешной организации спасательных археологических исследований на больших новостройках Крыма, свидетельство ответственного отношения к сохранению наследия при реализации крупных строительных проектов», – отмечает Сергей Внуков. [3]

Фанагорийская археологическая экспедиция 2018

Фанагорийская экспедиция ИА РАН с конца мая проводит комплексные исследования на памятнике федерального значения «Городище и некрополе Фанагории». Раскопки в сезоне 2018 г. концентрируются на двух участках городища, расположенных в центре верхнего (раскоп «Верхний город») и нижнего плато («Нижний город»), а также на Восточном некрополе, на участке, запланированном под строительство здания музея. Исследования ведутся также в акватории Таманского залива, в затопленной части древнего города.

На верхнем плато продолжаются многолетние раскопки района (общая площадь ок. 3000 кв. м), где располагался общественный центр города (акрополь) и локализуется исторического его ядро. В нынешнем сезоне исследуются слои и остатки строительных сооружений первой половины V и второй половины VI вв. до н.э. В том числе – доследуются: древнейшая фортификационная система (3-я четверть VI – первые два десятилетия V в. до н.э.) и архаическое здание (3-я четверть VI в. до н.э.) с большим и глубоким подвалом под южным помещением и ступенчатым алтарем в наземном северном, открытые в 2016—2017 гг. Помимо этого изучаются древнейшие постройки, лежащие ниже основания зданий, погибших в общем пожаре в середине V в. до н.э., функциональное назначение которых пока окончательно не выяснено.

  • Остатки крепостных сооружений Фанагории (3-я четверть VI – начало V в. до н.э.).

К числу значительных результатов работ можно отнести открытие нижней части стен большого дома, стоящих на каменных фундаментах (что само по себе значительная редкость в застройке древнейшей Фанагории в виду дефицита в регионе строительного камня). Наиболее интересна планировка этой постройки, находящейся ниже остатков дома, погибшего в пожаре в середине V в. до н.э. Открытое в этом сезоне здание имело, по крайней мере, четыре помещения, расположенных г-образно. От внутреннего угла этой постройки к северу и западу распространяется вымостка двора, сложенная из обломков керамики и необработанных камней. Отвод воды с этой вымостки во время дождя (в том числе собиравшейся с крыши над помещениями здания) осуществлялся при помощи водостока, сделанного из двух параллельных рядов булыжника, перекрытого плоскими камнями. Он протянулся от вымостки вдоль переулка к югу, выходя на магистральную городскую улицу, вдоль которой – с запада на восток – располагались дома. По всей видимости, исследованный в этом сезоне дом принадлежал довольно состоятельному человеку.

  • Подвал здания со стенами из сырцового кирпича (3-я четверть VI в. до н.э.).

К западу от дома, через упомянутый переулок, сразу под полами постройки из сырцового кирпича, погибшей в пожаре середины V в. до н.э., исследуется здание с подвалом предшествующего времени, тоже погибшее в сильном огне. Учитывая тот факт, что вышележащие здания IV и V вв. до н.э. по особенностям их планировки определялись как культовые постройки (храмы в антах), предполагалось, что и здание, расположенное под ними, выполняло ту же функцию. Однако наличие подвального этажа резко отличает исследуемое здание от его предшественников.

Впрочем, некоторые находки наводят на мысль о культовом предназначении постройки (наряду с небольшим количеством терракоты, фрагментами алебастрового алабастрона и др., здесь найдены в обломках две керамические эсхары – алтарика для возлияний). В придонной части обнаружены скопления раздавленных тарных амфор и иных сосудов. Исключительно интересны находки фрагментов отделки интерьера здания – небольшие обломки стенной штукатурки на глиняной основе (в том числе – профилированные), окрашенные главным образом белой краской, но имеются и окрашенные красной. Надо полагать, облицовка стен обрушилась в подвал из наземной части здания.

  • Подвальная часть здания, погибшего в сильном пожаре (1-я половина V в. до н.э.).

Воздерживаясь пока от того, чтобы называть это здание храмом или святилищем, отметим хорошую аналогию из раскопок прошлого года. Тогда тоже было открыто здание с обширным подвалом в южной его части и ступенчатым алтарем из сырцовых кирпичей, на верхней площади которого стояла объемная ионийская чаша («лутерий»), рядом с которым располагался ботрос – яма для сбросов культовых предметов, священной золы и т.д. – в северной части.

На раскопе «Нижний город» (2000 кв. м) четвертый сезон ведутся раскопки средневековой Фанагории, считая сверху вниз: от ее финала (начало X в. н.э.) до 8 в. н.э. Несмотря на серьезные разрушения, связанные с выборкой камня для строительных нужд в XIX—XX вв., сохранность построек этого периода в целом хорошая. И это позволяет составить ясное представление о планировке данного района города (во многом, унаследованной еще от античной эпохи), о плотности и характере застройки, уровне и особенностях строительного дела, о благоустройстве территории (в частности, открыты каменные вымостки с перекрытыми водостоками, один из которых отводил воду с вымостки улицы в глубокую цистерну, стенки которой облицованы каменной кладкой) и т.д. Обильный вещевой материал характеризует различные стороны материальной культуры населения, отражает местное ремесленное производство и широкие торговые связи с другими центрами.

В сезоне 2018 г. исследования некрополя Фанагории проводятся в двух местах: в Восточной и Западной его частях.

Работы на Восточном некрополе продолжают систематическое исследование территории, где планируется возвести здание Музея. Этот наиболее изученный археологами участок традиционно исследуется широкой площадью (без малого 6 000 кв. м), что позволят детально изучить организацию пространства некрополя и реконструировать его первоначальный облик. Это крайне важно, так как исторический ландшафт данной территории у поселка Сенной существенно пострадал от антропогенных факторов. Проводимые масштабные раскопки последних лет позволили не только выявить особенности планиграфии древнего кладбища, но и обнаружить исчезнувшие с лица земли курганы. В текущем сезоне здесь исследуются разнообразные погребальные комплексы, хронология которых простирается от 2 в. до н.э. до 5 в. н.э. Ведутся работы по расчистке глубоких грунтовых склепов. Обязательными элементами конструкции этих гробниц являются входные шахты-дромосы, погребальные камеры, некогда имевшие сводчатые потолки и соединяющие их коридоры. Помимо грунтовых гробниц при раскопках этой части некрополя открыты и другие типы погребальных комплексов. Первое место по численности занимают эллинистические захоронения в могилах с подбоем, в том числе детские.

Как правило, эти захоронения сопровождаются набором керамической посуды, украшениями. Встречены здесь и захоронения в простых могилах. Уже традиционной находкой на раскопе Восточного некрополя стало обнаружение захоронения коней римского времени. В отличие от подобных погребений, найденных здесь ранее, комплекс, открытый в текущем сезоне, двухуровневый – на полу могилы найден взрослый конь, а выше, в заполнении могилы, был обнаружен скелет жеребенка. Судя по находкам подобных комплексов в прошлом году (когда было исследовано захоронение взнузданного боевого коня), их можно связать с воинской культурой фанагорийского общества римского времени. Раскопки на Восточном некрополе находятся в самом разгаре, что позволяет надеяться на новые интересные находки и открытия.

  • Детское погребение в могиле с подбоем

В текущем сезоне Фанагорийская экспедиция впервые за 18 лет возобновила исследования Западного некрополя столицы Азиатского Боспора. В сравнении с работами прежних лет, раскоп разбитый в этом сезоне выглядит довольно масштабно (100 кв. м). Он находится в поселке Приморский, от жителей которого стало известно о находках здесь крупных блоков тесаного камня. Кроме того, удалось выяснить, что на этом месте некогда располагался крупный курган, насыпь которого была снесена в советские годы. Собранная информация подтвердилась полевыми изысканиями – в центре нового раскопа, в полуметре от современной поверхности обнаружены руины античной каменной гробницы. Погребальное сооружение сравнительно неплохо сохранилось. Так, сложенные из известняковых блоков стены на некоторых участках устояли на полную высоту – до 1,3 м. (Подобные сооружения, открытые ранее на Восточном некрополе, представляли собой пустые котлованы склепов, каменные конструкции которых были полностью демонтированы при добыче камня в новое и новейшее время.)

Открытое монументальное сооружение представляет собой каменный склеп с полуцилиндрическим («полуциркульным») сводом. Для сооружения склепа был выкопан котлован, соответствующий высоте стен до пяты свода. Внутри котлована возвели каменные стены. Пространство между стенами и бортами строительного котлована плотно забутовано грунтом с известняковой крошкой для того, чтобы стены хорошо выдерживали нагрузки от веса массивного каменного перекрытия и насыпи кургана над ним. Пята свода выделена карнизом простой формы. Сам каменный свод не сохранился, его остатки обнаружены рядом со склепом. Его реконструируемая высота от пяты составляет 1,1 м. Высота погребальной камеры от пола до верхней точки свода была равна 2,4 м. Погребальная камера размером 2,2×3 м имела прямоугольную форму, ее пол вымощен известняковыми плитами. В западной стене располагался широкий вход с небольшим предкамерным помещением (1,05×1,45 м), куда, вероятно, вели ступени дромоса. О высоком профессионализме мастеров свидетельствует качество кладки и тщательная отделка внутренних поверхностей каменного сооружения.

  • Склеп в процессе расчистки.

Гробница была ограблена еще в древности. Свидетельство тому – скопление человеческих костей от множества индивидов на полу помещения перед входом в камеру. Значительно позже часть каменной конструкции была разобрана при добыче камня. Вероятно, основная часть известняковых блоков была извлечена во время сноса насыпи кургана.

Тип монументальных гробниц, к которому относится открытый в Фанагории склеп, появляется на Боспоре в конце 4 в. до н.э., широко распространяется в эллинистический период и со временем вытесняет склепы с уступчатым перекрытием. Хронология фанагорийской гробницы отражена в немногочисленных находках из ее заполнения. Основная часть вещевого материала представлена фрагментами керамических сосудов, присутствуют здесь и другие немногочисленные находки. О времени сооружения гробницы пока можно судить по самым ранним вещам, которые датируются не ранее 2 в. до н.э. Основной массив материала относится к римской эпохе и предварительно позволяет говорить о том, что склеп использовался на протяжении нескольких столетий вплоть до 2 в. н.э. Изучение древнего монументального сооружения продолжается. Не исключено, что появится новая информация об архитектурных особенностях гробницы и ее содержимом, что, возможно, расширит наши представления о некрополе столицы Азиатского Боспора.

Подводные исследования текущего сезона предполагают решение ряда задач, вытекающих из результатов, которые были получены подводным отрядом в предыдущие годы. В честности, произведена повторная идентификация магнитных объектов (297-ми), обнаруженных дистанционно в 2017 г. Для установления местоположения восточной оборонительной стены города в затопленной части его территории проведена пешая магнитная съемка на участке 300×200 м, а также выполнена пешая микромагнитная съемка участка акватории 600×80 м в центральной части городища. Производится расчистка подводного раскопа (64 кв. м), заложенного на склоне каменной насыпи в 80 м от уреза воды. Для определения наличия речного палеорусла средствами сейсмоакустики и акустического профилирования проводится обследование структуры донных отложений Таманского залива с юга на север (по разрезу «Сенной – Юбилейный»). [2]

  • Подводные исследования.

На Таманском полуострове найден греческий Бронзовый шлем 

Ученые Института археологии РАН при раскопках захоронений V века до нашей эры на Таманском полуострове обнаружили греческий бронзовый шлем коринфского типа — такие шлемы носили воины во времена классической Греции, именно в них скульпторы изображали Перикла и богиню Афину. И это первая подобная находка в Северном Причерноморье.

«Шлем относится к коринфскому типу, группе «Гермиона» и датируется первой четвертью V века до нашей эры. Единственный подобный шлем на территории бывшей Российской империи был найден в середине XIX века в Киевской губернии в кургане у села Ромейковка. В греческих городах Северного Причерноморья подобные шлемы ранее не встречались», — говорит руководитель экспедиции Роман Мимоход.

Шлем коринфского типа, найденный в некрополе «Волна-1».

Сочинская экспедиция Института археологии под руководством Мимохода уже третий год проводит раскопки некрополя «Волна-1», который находится в четырех километрах к северу от поселка Волна у подножия горы Зеленская в юго-западной части Таманского полуострова. Это поселение возникло в период позднего бронзового века и было достаточно крупным для своего времени. С VI века до нашей эры и до второй четверти IV века до нашей эры, в период колонизации Северного Причерноморья здесь существовал греческий полис. За время работы экспедиции было исследовано более 600 захоронений жителей этого полиса.

В ту эпоху значительная часть Таманского полуострова входила в состав Боспорского царства – эллинистического государства, располагавшегося по обе стороны Керченского пролива. Собственно греческие полисы занимали территории, как непосредственно примыкавшие к морю, так и в некотором отдалении от него, а за их пределами жили оседлые и кочевые племена синдов, меотов и, возможно, киммерийцев. В настоящий момент ученые не знают о каких-либо варварских поселениях, существовавших на Тамани синхронно с греческими полисами. Но полисы не были герметичны: их жители вели активную торговлю с местными племенами, и постепенно в их культуру и быт проникали местные традиции.

Об этом свидетельствует, в частности, одна из находок: в 2017 году археологи нашли солонку с греческой надписью, из которой следовало, что она принадлежала жене некоего Ататея. По словам Романа Мимохода, греческая женщина написала бы свое имя, а определение себя через супруга свидетельствует о влиянии варварской культуры.

Общий вид захоронения воина-всадника.

Сезон раскопок 2018 года начался недавно, но уже были сделаны находки, которые можно назвать уникальными. Археологи обнаружили захоронения воинов-всадников, отличающиеся от найденных ранее. В погребениях, расположенных по внешней стороне некрополя, воины лежат с оружием, а рядом с ними лежат взнузданные кони. В некоторых могилах на сосудах встречаются граффити с греческими именами. Захоронения совершены по одинаковому обряду и датируются одним временем – предположительно третьей четвертью и началом последней четверти V века до нашей эры.

Но самой интересной находкой оказался шлем коринфского типа, обнаруженный в одном из захоронений. Этот тип шлемов появился в Греции еще в VI веке до нашей эры и активно использовался до второй четверти V века до нашей эры. Коринфский шлем стал одним из символов Древней Греции классического периода – именно такие шлемы изображены на греческой вазописи, на статуе Афины и воинов-гоплитов с рельефов Парфенона, на голове Перикла.

Первоначально такие шлемы полностью закрывали голову и были похожи на ведро с прорезями для глаз. Шлем полностью защищал голову, но ограничивал обзор по сторонам, поэтому считается, что воины в таких шлемах, как правило, сражались в фаланге и воину не было нужно следить за передвижениями врага сбоку. Позже шлемы стали делать так, чтобы воин имел возможность поднять шлем и сдвинуть назад. Такой возможностью обладали почти все развитые типы шлемов. Верх шлема часто украшали гребнем из конского волоса. Одновременно существовали другие, открытые типы шлемов.

Эволюция греческих шлемов с VIII по V века до нашей эры (источник: Peter Connolly, The Greek Armies, 1977, p. 34-35).

Шлемы являются довольно редкой находкой и встречаются, в основном, в погребениях знатных воинов. Появляются они в погребениях боспорской знати с IV века до нашей эры.

Коринфский шлем из погребения «Волна-1» — это первая такая находка в грунтовых некрополях греческих колоний Северного Причерноморья. По мнению Романа Мимохода, это шлем греческого воина, погибшего в бою. Неизвестно, в какой войне он участвовал — это могла быть завоевательная война Боспора против Синдики — государства, располагавшегося в южной части Таманского полуострова.

Заведующий Отделом классической археологии ИА РАН Владимир Кузнецов считает, что шлем указывает на социальный статус воина. «По всей видимости, это воин, погибший в битве и похороненный не в родном городе, а поблизости от места гибели. Именно поэтому могила представляет собой не склеп, а простое погребение. Шлем свидетельствует о его статусе как полноправного гражданина какого-то полиса, вероятнее всего одного из боспорских городов, а также об определенном уровне благосостояния», — считает Владимир Кузнецов. [4]

Бюст Афины. Копия II века нашей эры, Мюнхенская глиптотека.

Также на выставке были представлены археологические экспедиции, проводимые институтом в других регионах нашей страны, например, интересен и трогателен отчёт о раскопках в Звенигороде, Ивановской и Владимирской областях, проводимых уже в 1945 году:

Императорская археологическая комиссия (основана 2 февраля 1859 года) начиналась, как собрание любителей, для которых археология являлась чем-то вроде хобби. Они ездили на раскопки и делились с коллегами своими результатами. Но постепенно происходило накопление опыта и к концу своего существования комиссия по своей организации уже походила на Институт археологии сейчас. В ведении комиссии находились выдача открытых листов на производство раскопок и сбор научных отчетов об их результатах. Чувствовалась необходимость перехода на новый этап… и 9 апреля 1919 г., когда декретом в Петрограде была создана Российская академия истории материальной культуры (РАИМК), в Москве же было открыто её отделение, ставшее в 1945 году, за 4 месяца до Победы в ВОВ головным. [1]

Сегодня же Институт археологии – самое крупное археологическое учреждение Российской академии. В нем работают около 220 сотрудников, в том числе 6 членов-корреспондентов РАН, 45 докторов и 80 кандидатов наук. В составе научно-исследовательского коллектива – высококвалифицированные специалисты в различных областях археологии и истории, а также антропологи, палеоботаники, палеозоологии. Всё это, вместе с применением современных технологий 3D сканирования и моделирования позволяет получать в результатах экспедиций более полную картину былой жизни, оставляя максимально нетронутыми её артефакты. Например, с помощью такой 3D модели наши археологи успели зафиксировать архитектурные памятники в Сирии, которое вскоре после этого были безвозвратно разрушены занявшими эту территорию силами ИГИЛ. [1]

И конечно же, установлены стенды памяти, посвященные людям, внёсшим вклад в отечественную археологию, трудясь в институте. Например о почившем в 2015 году члене-корреспонденте РАН Геннадии Андреевиче Кошеленко, одном из основоположников подводной археологии в СССР (раскопки в Крыму и на Тамани), исследователе, хорошо разбиравшемся во всей античности (в том числе и Северного Причерноморья), а не каком-то отдельном её периоде. На этом фото, представленном на выставке, папаха на Геннадии Андреевиче надета специально для снимка, очевидно во время одной из экспедиций (как пояснили, видя наше недоумение: казаком он не был, а вот чувством юмора нахождения в жизни ярких моментов обладал).


Вызвали наш интерес также и выставленные предметы, используемые археологами, а вот у не посвященных вызывающие недоумение, например, как Вы думаете, для чего используется эта палочка? Похожа же на ту, которой машет обычно сотрудник ГАИ?

Оказывается, это рейка, и фотографировать раскопы без неё — дурной тон, так как она показывает на фотографии масштаб находок. Сами же стенды выставки стилизованны под срез грунта на раскопе.

После экскурсии наше внимание привлекла меленькая книжечка —  полевой дневник археолога, разработанный институтом для ведения записей его археологами на раскопках. Эти записи предназначены в том числе и для восстановления наблюдений исследователя при происшествии с ним или всем отрядом несчастного случая, приведшего к гибели. Вместо клеточек или линеечек его страницы размечены точками — так удобнее зарисовывать чертежи: и ориентироваться в масштабе можно, и фон чертежа относительно чистый. На последних страницах условные обозначения, выдержки из законов, которые необходимо соблюдать на раскопках и другая справочная информация.

На наше скептическое замечание о целесообразности такой «макулатуры» в век цифровых гаджетов, в которые можно уместить гораздо больше справочной информации и записать своей, перед нами нарисовали портрет археолога, копающего под проливным дождём, по колено в грязи, с лопатой в одной руке и таким дневником в другой — в таких условиях техника может отказать, да и вести карандашом запись будет значительно удобнее и быстрее.

Если перенести это сравнение с одного гедонистически несчастного, но эвдемонистически счастливого археолога на целые людские общества, окажется, что сохранение своей традиционной культуры, с её архетипами и ценностями куда дальновиднее открытия её новым веяниям и благам цивилизации. С приходом которой, по мнению Освальда Шпенглера, наступает закат культуры, перестающей верить в себя, теряющей свою основу и рубежи. Но если Вы сейчас читаете это, значит в наша культура ещё не потеряна, но ждёт нас…

Список источников, использованных в статье

  1. Н. А. Макаров. Институт археологии: прошлое и настоящее // Институт археологии Российской академии наук . Режим доступа: http://www.archaeolog.ru/index.php?id=118
  2. Фанагорийская археологическая экспедиция // Институт археологии Российской академии наук . Режим доступа: http://www.archaeolog.ru/index.php?id=507
  3. Могильник Фронтовое-3 римского времени // Институт археологии Российской академии наук . Режим доступа: http://www.archaeolog.ru/?id=2&id_nws=480&zid_nws=9
  4. Бронзовый шлем найден на Таманском полуострове// Институт археологии Российской академии наук . Режим доступа: http://www.archaeolog.ru/?id=2&id_nws=460&zid_nws=9
  5. Ляпустин, Б.С. Древняя Греция : учеб. пособие для вузов / Б.С. Ляпустин, И.Е. Суриков. — М.: Дрофа, 2007. — 528 с.

Рекомендуем почитать по теме:

  • Рыбаков, Б.А. Античные государства Северного Причерноморья / Серия: Археология СССР. Т. 9. — М.: 1984. — 392 с. скачать →
  • Ляпустин, Б.С. Древняя Греция : учеб. пособие для вузов / Б.С. Ляпустин, И.Е. Суриков. — М.: Дрофа, 2007. — 528 с.
  • Абрамов, Д. М. Тысячелетие вокруг Черного моря / Д.М. Абрамов. — М.: Алгоритм, 2007. — 320 с.
  • Б. Н. Граков. Скифы. Научно-популярный очерк.// М.: МГУ. 1971. 200 с. скачать →
  • Бессонова С. С. Религиозные представления скифов. Киев. 1983. скачать →
  • Переводчикова Е. В. Язык звериных образов. Очерки искусства евразийских степей скифской эпохи.// М.: «Восточная литература», 1994. 206 с. (По следам древних цивилизаций).
  • М. И. Ростовцев. Эллинство и иранство на юге России. Общий очерк. // Пг.: «Огни», 1918. VIII+190 с. (серия: Круг знания). скачать →
  • Геродот История в девяти книгах. Пер. и прим. Г. А. Стратановского. // Л.: 1972. 600 с. скачать →
  • Официальный сайт Института археологии Российской академии наук: http://www.archaeolog.ru
  • Сайт «Историко-культурное наследие Кубани«: http://www.gipanis.ru
Библиографическая ссылка на статью


ГОСТ:
Арсеньев, Н. С. Земли Северного Причерноморья и Кубани — часть античного мира? Археологи знают и копают [Электронный ресурс] / Н. С. Арсеньев // Свет станиц. 2018. № 10 (11). ISSN 2619-1539. Режим доступа: https://светстаниц.рф/st5, свободный. (дата обращения: 09.04.2020)


Понравилась статья?
Поделитесь ей, чтобы сохранить себе на стену и рассказать друзьям:


Николай Арсеньев

Главный редактор нашего интернет-журнала, окончил Библейско-богословские курсы от КПДС, студент исторического факультета ГАУГН при РАН, прошёл программу повышения квалификации «Современная научная периодика» в ГАУГН при РАН и стажировку в научных журналах РАН.

Дорогие читатели, давайте знакомиться!

(можно выбрать несколько вариантов ответов, если все они относятся к Вам)


Post scriptum


Названия организаций и материалов из списков по данным ссылкам: », », » и любых других, запрещенных в РФ, употребляемые на страницах этого сайта, предполагают уточнение к ним: запрещены на территории России.

Мнение редакции интернет-журнала "Свет станиц" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.




Ежемесячное обновляемое
ЭЛЕКТРОННОЕ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ

ISSN 2619-1539
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-72412, выдано 28 февраля 2018 г.
Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

О проекте           Учредитель / издатель           Редакция           Наши авторы           Обратная связь / Контакты


© 2017-2020 «Свет станиц». Все права защищены. Правила пользования сайтом, использования и копирования информации с сайта, политика в отношении персональных данных (лицензия)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: