| Размер шрифта: А+А-

28 января 2019 года в Москве в РГАСПИ в рамках казачьего направления XXVII Рождественских чтений прошла Научно-исследовательская конференция «Казачество в гражданской войне. Уроки истории. К 100-летию начала политики расказачивания». Конференция была посвящена сложному периоду в отечественной истории, когда в годы братоубийственной гражданской войны и последовавшего за ней строительства Советского государства значительная часть казаков была подвергнута чудовищным репрессиям политики расказачивания.

Обложка конференции, источник фото: Информационное агентство «Казачье единство»

Открыли конференцию своими приветственными словами председатель конференции митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл (председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством) и к.и.н. Андрей Константинович Сорокин (директор РГАСПИ), со своими докладами выступили представители духовенства и учёные, занимающиеся исследованием данной проблемы, а также учащаяся кадетских классов Вероника Родионова, изучающая судьбу своих предков-казаков. Приведём выступления некоторых докладчиков:

Агафонов Анатолий Иванович, д.и.н., профессор Южного федерального университета выступил с докладом «Расказачивание – теория, методология, исторические и политические практики»:

Показать текстовую версию доклада

Теоретические и методологические проблемы расказачивания являются наименее разработанными в отечественной российской, эмигрантской и иностранной исторической науке. Сложившаяся историографическая традиция свидетельствует о многочисленных подходах к изучению темы и точках зрения на проблему, разнообразных оценках событий и роли личности в первые годы становления и развития Советского государства. Чаще всего «расказачивание» связывают с массовыми политическими репрессиями против казачества в годы Гражданской войны, проведением коллективизации и борьбой против православной и иных конфессий в СССР.

На наш взгляд, необходимо начинать с понятийно-категориального аппарата: что такое «расказачивание», понятие и определение, содержание, терминология, исторические предпосылки и хронологические границы, и т.д.

По нашему мнению, понятие «расказачивание», одна из форм человеческого мышления, которая отразила и закрепила процессы превращения казачества в общественную историко-культурную группу в составе населения Российской империи, Советского государства и постсоветской России.

Определение (дефиниции): «расказачивание» в Российской империи и Советской России различные по своей сути и содержанию исторические и государственно-правовые процессы, направленные на частичное или полное разрушение и ликвидацию военно-служилых, духовно-нравственных и конфессиональных свойств и признаков казачества, его отличавших от других социальных и сословных групп населения страны.

Для каждой исторической эпохи характерны свои условия, причины, содержание, характер, приемы и методы реализации расказачивания.

На наш взгляд, в границах теоретико-методологической парадигмы расказачивание можно рассматривать как естественный исторический процесс; социально-экономическую и военную политику правительств в различные исторические эпохи – Российской империи, РСФСР – СССР, РФ; формирование духовно-нравственного идеала создателя (спасителя, охранителя, разрушителя и т.д.) Отечества; теорию и методологию политики  государства по отношению к народам, проживавшим на окраинах и в военно-опасных регионах; прогрессивные и регрессивные мероприятия, направленные на укрепление или ослабление  страны; совокупность военно-политических, противоправных и антигуманных действий Советской власти к казачеству по сословно-этническим, социальным, историческим и конфессиональным признакам, ее сущностная составляющая; разрушение исторической памяти и духовно-нравственных ценностей казачества ради утверждения коммунистической идеологии и т.д.

В зависимости от понимания исследователями проблемы «расказачивание» будут определяться хронологические границы и содержание процесса, совокупность намеченных и реализованных мероприятий, определяться круг лиц, выступавших создателями, носителями и исполнителями идеи «расказачивания», т.е. формироваться научный плюрализм, который позволит приблизиться к истине.

 

Протоиерей Георгий Иваньков, руководитель отдела по взаимодействию с казачеством Ейской епархии выступил с докладом «Черные доски» Кубани»:

Вероника Родионова, кадет 5 класса Казачьих Атамана Платова кадетских классов школы №2121 г. Юго-Восточного административного округа г. Москвы выступила с докладом «Судьба моих предков-казаков»:

Показать текстовую версию доклада

 

МОЯ КАЗАЧЬЯ РОДОСЛОВНАЯ

Мои предки по отцу – донские казаки Скачковы проживали в станице Островской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского. Сейчас это Даниловский район Волгоградской области. Станица была образована в верховье реки Медведицы в середине XIX века путем переселения казаков из других мест и являлась крайней на востоке Донской области. Перед революцией в станице проживало 2 тысячи казаков, в округе было еще 17 хуторов. В мирное время казаки занимались сельским хозяйством, сеяли пшеницу, рожь, разводили бахчу и тыквы. Военную службу островские казаки проходили в 15, 32 и 49 Донских казачьих полках. В центре станицы в 1905 году был построен большой пятикупольный Богоявленский храм с колокольней (он сохранился в наши дни). Кроме того, в станице и хуторах издавна проживали староверы. В советское время станица относилась к Березовскому сельсовету.

Мой прапрадед Скачков Михей Ефимович родился в 1891 году в большой  и трудолюбивой казачьей семье из 20 человек. Когда ему было 38 лет, на Дону начались мероприятия советской власти по подготовке коллективизации и репрессии против «кулаков». Под этот каток попала и семья Скачковых. Сведения об этом нам удалось найти в «Казачьем словаре-справочнике», изданном в США казаками-эмигрантами Скрыловым и Губаревым в 60-е годы прошлого века. Губарев был уроженцем этих краев и старался сохранить память о земляках. В словаре написано: «Скачков Михей Ефимович (дон.) – ст.Березовской; в 1929 году арестован агентами ОГПУ и выслан из станицы неизвестно куда». То же самое рассказывает мой дедушка Геннадий Иванович Скачков. Родные так и не вернулись обратно, и сведений о них нет.

В базе данных «Мемориал», посвященной жертвам политических репрессий, мы нашли еще 12 Скачковых из станицы Островской. Все они – наши родственники и прошли один и тот же путь. В 1931 году осуждены по приговору на основании Постановления ЦИК и Совнаркома от 1 февраля 1930 года с формулировкой  «кулак, вредящий социалистическому строительству». Лишены домов, имущества и поселены сначала на «Пшеничной точке» – спецпоселении для кулаков у хутора Пшеничного. Там жили в землянках под охраной и выполняли разную тяжелую работу. Сейчас хутор Пшеничный уже исчез с карты, на его месте казаки поставили Памятный крест. Затем Скачковых высылали в республику Коми, в поселок Гортъель Троицко-Печорского района. Этот поселок находился на берегу одноименной реки в гуще лесов и болот. Ссыльные занимались лесоповалом, отлучаться и уезжать было запрещено.  В настоящее время на месте поселка установлен Крест с надписью: «Земной поклон и вечная память казакам, репрессированным в поселке Гортъель в 30-е годы XX века».

Моему прадедушке Ивану Михеевичу Скачкову удалось тогда избежать ссылки на Север. Он уехал в Тульскую область, где работал на шахтах. Потом закончил аграрный техникум. Иван Михеевич работал прорабом-строителем  в Веневском районе, затем по распределению попал в Ясногорский район. Многое в округе построено его руками, в том числе мост и плотина, которыми до сих пор пользуются люди. Здесь появился на свет мой дедушка Скачков Геннадий Иванович, здесь он живет и сейчас. Вдали от Дона он все равно считает себя казаком и держит верного коня Неждана.

В 90-е годы прошлого века всех Скачковых реабилитировали. Было признано, что все они были хозяйственными, работящими, честными, свободолюбивыми людьми, которые всегда были верны своей Родине и, если надо, вставали на ее защиту.

 

 

Наталья Ивановна Булгакова, к.и.н., доцент Ставропольского педагогического института выступила с докладом «Аграрная политика советской власти как инструмент расказачивания (на примере Ставрополья)» (доклад подготовлен совместно с Татьяной Александровной Невской, д.и.н., профессором Северо-Кавказского федерального университета):

Показать текстовую версию доклада

Большевики считали казачество привилегированным сословием на основании того, что казаки не платили налог на землю и имели наделы больше, чем крестьяне. Это не соответствовало действительности, так как казаки несли военную службу, покупая за свой счет коня  и обмундирование. В Декрете о земле новая власть указала, что земли трудового казачества останутся в их пользовании. Это склонило на сторону большевиков часть казаков, уставших от Первой мировой войны. Обещание это было нарушено сразу же после окончания гражданской войны.

Видя в казачестве угрозу советской власти, большевики решили, прежде всего, разобщить казаков, для чего на юге страны было проведено новое административно-территориальное деление. Были упразднены Донское, Кубанское и Терское казачьи войска. В 1920 г. Терскую область разделили на Горскую АССР и Терскую губернию. Часть казачества Терской области, таким образом, оказалась на территории Горской республики. После разделения Горской республики на ряд национальных автономий терское казачество оказалось раздроблено и вошло в состав Дагестана, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабарды и Ставрополья.

В решении I Всероссийского съезда трудового казачества февраля – марта 1920 г, вынесенном по докладу В.И. Ленина, говорилось, что казачество не является особой народностью или нацией, а составляет неотъемлемую часть русского народа. Казачество должно было раствориться в крестьянской массе. Руководство страны при этом понимало, что казачество ослабло, но не подавлено полностью и при проведении в отношении него жесткой политики еще сможет проявить свой вольный нрав.

Большевики стремились, с одной стороны, расколоть казаков, а с другой стороны – заигрывать с ними. 30 сентября 1919 г. в газете «Известия ЦК РКП(б)» были напечатаны «Тезисы о работе на Дону», где была сформулирована политика в отношении всего российского казачества. В тезисах проводилось разграничение казачьих верхов от трудового казачества, отмечалось, что советская власть не собирается осуществлять насильственное расказачивание и уничтожать своеобразный казачий быт, обещает всем лояльным к большевикам казакам свое покровительство и защиту, а противникам – беспощадное уничтожение. Расказачивание в период нэпа заключалась в попытках уравнения казаков с бывшими иногородними для того, чтобы образовалась однородная крестьянская масса при некотором сохранении казачьих традиций. При этом ни казаки, ни иногородние в 1920-е гг. сливаться в единую массу не желали. Установки на избранность казачьего сословия, верность православию не могли измениться в одночасье.

Казачьи хозяйства на фоне крестьянских хозяйств региона выглядели более зажиточно. Среди казаков доля бедноты и батраков составляла только 10-12%, в то время как среди сельского населения по Северо-Кавказскому краю эта категория населения составляла почти 40%. Середняков среди казаков было 73-75%, среди всех земледельцев Юга России – 55%, зажиточных среди казаков – 10-12%, среди всех хлеборобов региона – 6,1%.

В 1918 г. состоялся III областной съезд Советов Терской области, который принял решение о выселении казачьих станиц на свободные участки земли в Пятигорский отдел Весной 1920 г. терское казачество было выселено. Вопросы землепользования на казачьих территориях в это время определялись Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 18 ноября 1920 г. «О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях», а также Земельным кодексом РСФСР 1922 г. Согласно этим документам, на территории бывших казачьих областей трудовое иногороднее и инородческое (горское и кочевое) население в вопросах землеустройства и землепользования приравнивалось к казакам. Ситуация усугублялась переселением в Северо-Кавказский край после революции 1917 г. большого числа крестьян-переселенцев. С 1917 по 1926 г. в край переселилось 468.724 крестьянина и активное переселение продолжалось вплоть до 1933 г. С 1925 г. наделение землёй происходило за счет трудовых наделов казаков, что разжигало конфликты.

В ноябре 1920 – начале 1921 гг. в казачьих областях начались антисоветские выступления, которые были связаны с недовольством земельной политикой. Летом 1921 г. антибольшевистские выступления активизировались. На Ставрополье и Тереке действовали отряды Г.С.Маслакова, состоявшие из бывших бойцов Красной Армии, которые перешли на сторону восставших крестьян и казаков. Эти выступления были подавлены властью с помощью военной силы.

Политика нэпа начала реализовываться на Северном Кавказе только с весны 1922 г. Правительство требовало продолжения сбора повышенного налога (разверстки) до уборки нового урожая. Поэтому весной-летом 1921 г. на Северном Кавказе с помощью продотрядов и армии продолжалась принудительная заготовка хлеба по размерам продовольственной разверстки (для Северного Кавказа это 10 млн. пудов зерна).

Власти предупреждали население: «при невыполнении добровольно налога в течение 48 часов со времени заключения договора вводятся и действуют ударные группы, а в случае упорного уклонения от выполнения взятого на себя обязательства ударной группе предоставляется право взимать хлеб в двойном размере, оставляя только необходимое количество хлеба на едоков и лошадей до нового урожая». Эта мера называлась «единовременный продовольственный наряд». Кроме того, местное партийное и советское руководство не было согласно с введением новой более либеральной политики и в своей деятельности продолжало придерживаться военно-коммунистических насильственных методов.

От уплаты нового налога – продналога – казаки и крестьяне уклонялись, как и от продразверстки. Кубано-Черноморский обком принял решение об оккупации станиц воинскими частями, если эти станицы не выполнили план продналога. В станицах за невыполнение планов сдачи зерна высылали на принудительные работы в другие регионы страны, проводили конфискацию имущества и т.д.

В середине 1920-х гг. одновременно с некоторым смягчением отношения к казакам была продолжена политика по постепенной ликвидации казачьей самоидентичности. Для этого осуществляли разрушение казачьего единства – казачьей общины (она будет ликвидирована в начале 1930-х гг., с началом коллективизации). В этой связи ЦК РКП(б) потребовал в апреле 1925 г. ускорить землеустройство в казачьих областях. Иногородние крестьяне и казачья беднота получали землю за счет конфискации части земельного фонда у середняков, зажиточных и кулаков из казаков. Для получения земель с целью перераспределения среди нуждающихся в крае изъяли 612 тыс. десятин из нетрудового и 650 тыс. из трудового фонда казачьих общин, то есть земель, принадлежавших казачьим хозяйствам.

В результате землеустройства за 1924 – 1927 гг. в Кубанском округе сократились земельные наделы почти у половины казачьих хозяйств. Это разрушало эффективные хозяйства, ориентированные на производство сельскохозяйственной продукции на рынок, разжигало вражду в станицах между зажиточными и бедными, казаками и крестьянами.

 

Игумен Игнатий (Чигвинцев), настоятель храма святого равноапостольного великого князя Владимира Благовещенской епархии (Амурская обл., п. Магдагачи) выступил с докладом «Репрессии на Амуре. Станица Албазинская»:

Людмила Анатольевна Лыкова, д.и.н., главный специалист РГАСПИ выступила с докладом «Историческая достоверность документов следствия Н.А.Соколова об убийстве Царской Семьи»;

Иерей Тимофей Чайкин, ответственный секретарь Синодального комитета по взаимодействию с казачеством выступил с докладом «Символизм изгнания донских казаков в контексте большевистской политики расказачивания»;

Свой доклад подготовил также Ярослав Викторович Леонтьев, д.и.н., главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории выступил с докладом «Донская советская республика в новых публикациях».

Также в конференции приняли заочное участие, прислав свои доклады:

Владимир Петрович Трут, д.и.н., профессор Южного федерального университета с докладом «Трагедия расказачивания. К событиям 1919 года на Верхнем Дону»:

Показать текстовую версию доклада

24 января 1919 г. Организационное бюро ЦК РКП (б), возглавляемое      Я. Свердловым, принимает циркулярное письмо партийным организациям Дона и Приуралья, определявшее политику большевиков по отношению к казачеству. В нем, частности, говорилось: «Последние события на различных фронтах в казачьих районах – наши продвижения вглубь казачьих поселений и разложение среди казачьих войск – заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы при воссоздании и укреплении Советской власти в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути здесь недопустимы. Поэтому необходимо:

  1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо с его стороны к новым выступлениям против Советской власти».

Данный документ поражает не только своей очевидной категоричностью и жестокостью, не укладывавшимися даже в экстремальную ситуацию гражданской войны, но и явной расплывчатостью и неопределенностью многих ключевых формулировок. Последнее обстоятельство позволяло, а отчасти и прямо нацеливало, существенно расширить масштабы репрессий по отношению к казакам, включая и ни в чем не повинное мирное население. Например, если первая часть фразы первого пункта циркуляра «… провести беспощадный массовый террор» более чем ясна и понятна, то вторая часть «… по отношению ко всем вообще казакам (!), принимавшим какое-либо прямое или косвенное (!!) участие в борьбе с Советской властью» совершенно не определена. Что значит «косвенное участие»? Кто должен был определять степень причастности станичных жителей к борьбе с советской властью? Каковы критерии этого участия? Кроме того, данная фраза весьма красноречиво свидетельствует, что в большевистской политике по отношению к казачеству отсутствовал постоянно подчеркивавшийся советскими лидерами так называемый «классовый подход или принцип». Ведь в документе четко указано «… ко всем вообще (!) казакам», в какой-либо (т.е. совершенно не определенной и не ясной) степени причастности к шедшему вооруженному противоборству.

Сразу же после принятия данного циркулярного письма, в литературе зачастую именуемого директивой, оргбюро ЦК рассылает его на места с указанием решительного осуществления всех указанных мер. Так было положено начало реализации преступной политики террористического расказачивания, вылившегося в геноцид казачества как этносоциальной общности.

На основании полученной директивы из Москвы местные партийно-советские и военные органы разрабатывали конкретные указания и планы действий по ее претворению в жизнь.

Масштабное осуществление террористической политики расказачивания в годы гражданской войны и реализация курса на скрытое расказачивание в последующие периоды советской истории привели к очень большим негативным изменениям во всех областях жизни казачества, серьезно сказались на трансформации его самосознания, менталитета, основополагающих мировоззренческих принципов, традиционных морально-нравственных представлениях, культурно-бытовых особенностей и хозяйственного уклада.

 

Иерей Герман Шадрин, руководитель Отдела по работе с казачеством Орской и Гайской епархии с докладом «Письма из прошлого: к 100-летию начала политики расказачивания»:

Показать текстовую версию доклада

В сентябре в Оренбурге и Орске прошла премьера кинокартины протоиерея Сергия Баранова под названием «Далеко». Она рассказывает о судьбе оренбургского казачьего войска на рубеже смены эпох – о 1917-1919-х годах. Вернувшиеся после Первой Мировой войны казаки пытаются выжить в новом мире и отвоевать у новой власти свои станицы.

С конца 1917 года территория Оренбургского казачьего войска на два года стала ареной ожесточенной братоубийственной борьбы. Казачье офицерство сыграло в этих событиях особую роль. За годы Первой мировой войны офицерский корпус Оренбургского казачьего войска понес незначительные потери и сумел сохранить подавляющее большинство кадрового офицерского состава. На стороне белых сражалось несколько сотен оренбургских казачьих офицеров.

Для большинства Оренбургских казаков борьба с большевиками приняла характер борьбы за свои права и саму возможность свободного существования. Оренбургские казаки во главе с Войсковым атаманом полковником А.И. Дутовым выступили против большевиков одними из первых. После октябрьского переворота атаман А.И.Дутовнесколько месяцев отбивал попытки красных захватить Оренбург силами небольших добровольческих отрядов, а Оренбургское казачье войско, насчитывавшее в своем составе до полумиллиона человек, наблюдало – чем все это закончится. В итоге 16 января 1918 года защитники Оренбурга проиграли бой у станции Каргалы и эшелоны красных войск двинулись в город. До июля 1918 года Оренбург находился в руках бойцов РККА. В конце мая к движению сопротивления присоединились казаки 3-го военного округа, поддержанные чехословаками. 3 июля 1918 года повстанческие отряды освободили Оренбург от красных. К осени 1918 года практически вся территория Оренбургского казачьего войска оказалась под контролем казаков. 28 сентября 1918 года казаками был взят Орск – последний из городов на территории войска, занятых большевиками. Таким образом, территория войска была на некоторое время полностью очищена от красных. Этот успех, во многом, принадлежал самому атаману Дутову. Но после непродолжительных побед и последующих поражений, Оренбургское казачество начало отступление к китайской границе. Оренбургские казаки сражались и на других театрах военных действий – участвовали в Сибирском Ледяном походе и в боевых действиях на Дальнем Востоке (вплоть до конца 1922 г.)

Именно к событиям этого времени относятся письма казака Оренбургского войска Георгия Терского. С атаманом он вернулся с Первой Мировой войны на родину. Верный святой присяге, Георгий присоединяется к добровольческому отряду и выступает против новой власти, новых порядков. На экране перед нами проходит жизнь в письмах. Казак пишет своей семье в надежде, что письма дойдут до нее. Душа казака разрывается от страдания за родную землю, свою станицу, за судьбу семьи и близких друзей. В этой моральной и физической мясорубке он одного за другим теряет всех членов своей семьи, а сам вместе с остатками отряда атамана А.И.Дутова пересекает границу с Китаем и вынуждено остается в Маньчжурии.

Протоиерей Сергий Баранов объясняет: «Название фильму я дал  “Далеко”. Это название приходится пояснять. Я все время ощущаю, как далеко мы от них не только во временном отрезке, не только исторически, как далеко мы от них мировоззренчески. Как далеко мы мыслим от того, как они мыслили, как они жили, как они чувствовали».

Слово «казак» означает путник, странник. Сотни лет странствовали казаки по родным степям, как по комнатам дома родного. Иногда лишь выходя из него, чтобы отогнать от ворот врага, вора или зверя дикого. Сила, отвага, свобода – вот что такое казак.

«Тяжело воевать, когда голова думать начинает. А душа чувствовать, – пишет казак. – Идет впереди нас БогородицаТабынская. Взятая из степей наших Оренбургских. Раздавлена гордость наша казачья. И вера покидает нас с каждым днем. Умирает войско оренбургское. Умирает великая казацкая сила. Закаленные войной и побитые горем, мы оставили свое сердце и душу там, за Уралом, за стеной каменной, в степях казачьих…»

Святыней православных оренбургских казаков была чудотворная икона Табынской Божьей Матери. Ежегодно икону провозили по всем станицам Оренбургского войска. Последний крестный ход в ее честь состоялся осенью 1919 г. в станице Нежинской под Оренбургом. В дальнейшем икона была вывезена в Китай атаманом А.И. Дутовым, но сам атаман вскоре был убит, а икона пропала во время «культурной революции» Китая. Так же и вся культура оренбургского казачества оказалась почти полностью уничтожена в ходе гражданской войны и первых послевоенных десятилетий. В общей сложности в эмиграции оказалось около 1500 офицеров оренбургского казачества. С исходом в эмиграцию антибольшевистское движение оренбургского казачества не прекратилось, а лишь приобрело иные формы. Само существование Зарубежной России стало вызовом большевистскому режиму. В 1930-х годах в составе Союза казаков на Дальнем Востоке числилось 109 офицеров-оренбуржцев, проживавших в Маньчжурии. Сколько из них было природными казаками, сейчас сказать трудно. В годы Второй мировой войны часть оренбургских казаков, включая генерала Акулинина, поддержала Германию в борьбе с СССР. Со вступлением советских войск в 1945 году в Маньчжурию основные центры антибольшевистского движения оренбургского казачества были ликвидированы, часть казаков бежала на Филиппины, в Австралию, США.

На последних кадрах фильма перед нами предстает старый казак Георгий Терский, живущий в Австралии. Он добрался до чужих берегов, нашел новую Родину, новую семью, но сердце его осталось в Оренбургских степях. На самом далеком континенте сейчас проживает около трехсот тысяч потомков русских казачьих офицеров, действуют казачьи общества.

В 2008 году музей Оренбургского казачества посетила делегация из Австралии: митрофорный протоиерей Михаил Протопопов, и настоятель основанного оренбургскими казаками храма Святителя Николая Чудотворца в городе Брисбене протоиерей Гавриил. Священники привезли в Оренбург икону Великомученика Георгия Победоносца, которую передал в родные края оренбургский казак – сын белого офицера Дмитрий Речкалов (ныне – атаман австралийской Сводно-Казачьей станицы в Новом Южном Уэльсе). Икона принадлежала Оренбургскому казачьему войску, ее наши земляки вывезли в Китай. Она находилась вначале в городе Кульдже, а после гибели атамана Александра Дутова – в Манчжурии. После прихода в Китай советских войск, хранитель иконы, Дмитрий Речкалов вывез святыню в Австралию и до последнего времени хранил ее у себя дома в Сиднее.
После того как казачий полковник Валерий Анненко доставил в 2007 году в Россию два полковых знамени Уральского казачьего войска (одно из них сейчас находится в Москве, а другое – в краеведческом музее Оренбурга), Дмитрий Речкалов задумался о передаче на Родину и образа Георгия Победоносца.  Несмотря на это, решение о передаче иконы Дмитрию Речкалову далось нелегко. Окончательно все было решено лишь за три дня до отлета отца Михаила и отца Гавриила в Россию.

Судьбы казачьих офицеров, оставшихся в Советской России или возвратившихся в СССР из эмиграции, сложились подчас не менее трагично, в сравнении с судьбами тех, кто был вынужден навсегда покинуть родину. Некоторые казаки, в надежде, что им разрешат жить так, как до революции, спешили домой и оставались в своих станицах. Но новое правительство требовало от них нарушения присяги и призывало на борьбу с белыми войсками. Отказывавшихся воевать казаков жестоко наказывали. Практически все они были уничтожены в период репрессий 1930-х годов.

Сейчас невозможно молчать о том казачестве, которое у нас было. Когда начинаешь углубляться в эту тему, хочется, чтобы люди поняли, что они – наследники очень достойного казачьего народа. Сегодня лишь единицы из потомков оренбургских казаков XIX – начала XX веков помнят и хранят казачьи традиции. Оренбургское казачество как социокультурное явление оказалось фактически уничтожено. Фильм «Далеко» – трагическая история великого казачьего войска, повествующая о том, как и почему оно исчезло.

Возрождение оренбургского казачества в современных условиях возможно лишь на основе возвращения к организации жизни в бывших казачьих станицах и поселках в соответствии с историческим содержанием традиций, обычаев и обрядов, выдержавших испытание временем.

 

Сергей Алексеевич Кислицын, д.и.н., профессор ЮРИУ РАНХиГС с докладом «Казачья политика большевизма в разгар гражданской войны (на материалах личного происхождения донских большевиков С.И.Сырцова и С.Ф.Васильченко)»;

Дюкарев Андрей Викторович, к.и.н., преподаватель Кубанского государственного университета с докладом «Кубанское казачество в событиях Гражданской войны: поиск своего места в социально-политической модели новой реальности»;

Пыльцын Юрий Сергеевич, методист Мультимедийного исторического парка «Россия – моя история. Свердловская область» с докладом «Терское казачество и Советская власть в первой половине 1918 г.».

После конференции состоялось Открытие документальной выставки «Казачество в гражданской войне. Уроки истории. К 100-летию политики расказачивания», о которой мы Вам расскажем в нашем следующем репортаже.

Список источников, использованных в статье

Синодальный комитет Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) по взаимодействию с казачеством. Режим доступа: http://www.skvk.org


Понравилась статья?
Поделитесь ей, чтобы сохранить себе на стену и рассказать друзьям:


Библиографическая ссылка на статью


ГОСТ:

Казачество в гражданской войне. Уроки истории. К 100-летию начала политики расказачивания (репортаж с конференции) [Электронный ресурс] / Н. С. Арсеньев, В. А. Овчинникова, Н. А. Орлов, М. В. Минина // Свет станиц. 2019. № 1 (14). URL: https://светстаниц.рф/st7 (дата обращения: 13.08.2020). ISSN 2619-1539.

Раздел: журнал > Подраздел: Обзор > Рубрика: Спецтема

Автор публикации:


Коллектив нашего интернет-журнала

Комментарии:

Дорогие читатели, давайте знакомиться!

(можно выбрать несколько вариантов ответов, если все они относятся к Вам)


Post scriptum


Названия организаций и материалов из списков по данным ссылкам: », », » и любых других, запрещенных в РФ, употребляемые на страницах этого сайта, предполагают уточнение к ним: запрещены на территории России.

Мнение редакции интернет-журнала "Свет станиц" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.




Ежемесячное обновляемое
ЭЛЕКТРОННОЕ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ

ISSN 2619-1539
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-72412, выдано 28 февраля 2018 г.
Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

О проекте           Учредитель / издатель           Редакция           Наши авторы           Обратная связь / Контакты


© 2017-2020 «Свет станиц». Все права защищены. Правила пользования сайтом, использования и копирования информации с сайта, политика в отношении персональных данных (лицензия)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: