смотреть лекцию →

слушать/скачать аудиоверсию →

10-летие «золотого покоя» в Речи Посполитой внезапно закончилось в начале 1648 г. Новое масштабное восстание казаков было связано с личностью Богдана Зиновия Михайловича Хмельницкого (1595-1657). В связи с этим стоит остановиться подробнее на его биографии. Его отец, Михаил, происходил из мелкого шляхетского рода, служа у магната Яна Даниловича, выполнял роль «осадчего» – т.е. организатора переселений крестьян на свободные и неосвоенные земли, которых в киевском воеводстве, на степном приграничье, было более чем достаточно. От своего патрона Михаил Хмельницкий получил хутор Суботов, который превратил в своё имение.

Вероятно, там и родился Богдан Хмельницкий. В юности он учился во Львовском иезуитском коллегиуме, где прошел классы грамматики, поэтики и риторики.

Б. Хмельницкий начал казачью военную карьеру в 1620-х гг. во время морских походов в Чёрное море. К концу 1630-х гг. дослужился до одной из высших должностей – генерального писаря, но, правда, в войске восставших казаков во время восстания под руководством Павла Бута (Павлюка). В 1638 г., когда была принята «Ординация Войска Запорожского», Б. Хмельницкий стал чигиринским сотником. Сотник – невысокая должность, но, напомню, «Ординация Войска Запорожского» предполагала, что казакам запрещалось выбирать гетмана и полковников, соответственно, сотник становился высшей должностью, которую мог занимать казак. Влияние и авторитет, которые Б. Хмельницкий приобрёл в казацкой среде, превосходили статус этой должности (уряда).

Приблизительно в середине 1620-х гг. он женился на Анне (Гафье) Сомко, в этом браке родилось три сына — Тимофей, Юрий и Евстафий и четыре дочери.

В 1647 г. враг Хмельницкого, польский шляхтич, чигиринский подстароста Даниил Чаплинский совершил наезд на Суботов, сильно избил плетью его сына Евстафия, из-за чего мальчик и умер, а Мотрону, жившую при семействе Хмельницких в качестве служанки, увёз и обвенчался с ней.

Богдан Хмельницкий пытался найти справедливость в судах Речи Посполитой. Для этого он ездил в Варшаву, чтобы получить подтверждение прав на Суботов, и это подтверждение получил. Однако грамота, которую чигиринкий сотник получил в королевской канцелярии, не помогла ему решить в свою пользу судебный спор с Чаплинским.

Не найдя правосудия, Б.М. Хмельницкий в конце 1647 г. решил выехать в Запорожье. Многие запорожские казаки были также недовольны польскими властями, поэтому поддержали чигиринского сотника, провозгласившего себя гетманом. Вскоре, в феврале 1648 г., Б. Хмельницкий открыто выступил против польских властей. С поддерживавшими его казаками он выступил с о. Токмаковка к Никитиному Рогу, где располагалась Запорожская Сечь. Восставшим казакам удалось перебить находившийся там польский гарнизон, а реестровые казаки, служившие в гарнизоне, перешли на сторону восставших. Далее к Б. Хмельницкому перешли также реестровые казаки чигиринской сотни, посланные на подавление выступления. В апреле 1648 г. Б. Хмельницкий отправил своих послов в Бахчисарай, где они от имени казачьего гетмана подписали с крымским ханом договор, предусматривавший отправку Крымом военной помощи восставшим казакам.

Этот договор дал новому гетману преимущество в военной силе. Коронный гетман Николай Потоцкий отправил в Запорожье небольшой отряд, порядка 5-6 тыс. человек во главе со своим сыном, Стефаном Потоцким, а у Хмельницкого было приблизительно в 3 раза больше воинов, включая отряд крымских татар, которых привёл с собой перекопский бей Тугай-бей.

В итоге С. Потоцкий был вынужден, придя на Запорожье к р. Жёлтые Воды, окопаться лагерем и держать осаду. Коронный гетман отправил на помощь сыну ещё один отряд реестровых казаков, которые также перешли на сторону Хмельницкого. С. Потоцкий пытался вырваться из осаждённого лагеря, но его отряд был разгромлен в середине мая 1648 г. Сам Стефан Потоцкий был смертельно ранен в битве.

Смерть Стефана Потоцкого под Жёлтыми Водами. Юлиуш Коссак, акварель, 1855.

Среди пленников, попавших в руки к татарам, оказался овруцкий шляхтич Иван Выговский, которого Хмельницкий выменял на коня у татар. Вскоре он стал генеральным писарем Запорожского Войска.

 

Далее войско украинского гетмана двинулось вверх по Днепру и осадило лагерь, разбитый польскими гетманами Н. Потоцким и Мартином Калиновским неподалёку от Корсуня. Завязался бой, в котором оба польских гетмана были ранены и попали на 2 года в татарский плен.

Встреча Тугай-бея и Хмельницкого под Корсунем. Юлиуш Коссак, акварель, 1885.

Разгром войска Речи Посполитой усугублялся ещё и тем, что за несколько дней до Корсунской битвы умер король Владислав IV. Власть в стране де-факто перешла к коронному канцлеру Ежи Оссолинскому, который отправил на переговоры с казаками своего протеже, назначенного незадолго до начала восстания казаков киевским воеводой Адама Киселя.

Однако переговоры не привели к достижению соглашения – обе стороны надеялись на то, что конечные условия соглашения удастся улучшить за счёт военного успеха. На Волыни начало собираться коронное войско под руководством 3-х полководцев, не обладавших достаточным боевым опытом – князя Владислава-Доминика Заславского, Николая Остророга и Александра Конецпольского (Б.М. Хмельницкий впоследствии саркастически назвал их, соответственно, «Периной» за пышное телосложение и избалованность, «Латиной» за склонность к ученым занятиям и «Дитиной» (ребенком) — за молодость и неопытность).

К месту сбора польского войска прибыл также князь Ярема Вишневецкий со своим отрядом в 6 тыс. человек. По пути к месту сбора он прошёл ряд волынских городов, в которых он устроил массовые казни в отместку за те казни и насилие, которые в отношении поляков и евреев устроили восставшие казаки и крестьяне. В общей сложности Речи Посполитой удалось собрать на Волыни войска около 35-40 тыс. человек. Б. Хмельницкому удалось собрать больше – 50-70 тыс. человек без учёта пришедшего на помощь казацкому гетману татарского военного отряда.

Ответом на рейд Вишневецкого стало разрастание на западе Украины крестьянских восстаний, участники которых точно так же никого не щадили, а особенно ревностно расправлялись с поляками-католиками, украинцами-униатами и евреями-иудеями. Лидером восставшего крестьянства стал полковник Максим Кривонос. Потомственные и реестровые казаки, особенно старшина, с неприязнью относились к показаченным селянам и мещанам, низко оценивали их боевую подготовку и владение оружием, что было вполне справедливо, презрительно именовали их «гречкосеями».

В сентябре 1648 г. возобновились полномасштабные боевые действия. 2 войска сошлись у с. Пилявцы близ г. Староконстантинова. Казакам удалось разгромить польскую пехоту, загнав её на узкую дамбу. После этого начальники польского войска приняли решение отступать. В результате казакам удалось захватить польский лагерь с военными припасами и пушками. Теперь путь на запад для войска Хмельницкого был открыт. Уже в октябре 1648 г. оно достигло предместьев Львова.

Осада Львова длилась 3 недели, Б. Хмельницкий не смог взять хорошо укреплённый город. Получив солидную контрибуцию, гетман с войском пошёл дальше на запад и вскоре осадил Замостье. Властям Речи Посполитой гетман угрожал, что дойдёт до Вислы.

Пока казаки вели переговоры с горожанами о контрибуции, в Варшаве обсуждался созыв посполитого рушения (ополчение шляхты Речи Посполитой), а новым командующим польскими войсками стал Ярема Вишневецкий. В ноябре 1648 г., наконец, был выбран новый польский король — Ян II Казимир, брат покойного Владислава IV. Интересно, что этого кандидата в короли поддержал Б. Хмельницкий, видимо, надеясь, что тот за это более благосклонно отнесётся к казацким требованиям. Тем временем из-под Замостья ушли крымские татары, а также часть повстанцев, удовлетворившихся большой добычей. Б. Хмельницкий был вынужден предложить польской стороне переговоры. Гетман повернул войско на украинские земли.

В начале января 1649 г. Б. Хмельницкий торжественно въехал в Киев, где его встречал киевский митрополит Сильвестр Коссов, а студенты Киево-Могилянского коллегиума приветствовали его декламацией панегирика. В рамках этой церемонии гетману впервые были оказаны почести суверенного монарха.

В феврале того же года были возобновлены переговоры теперь в Переяславле, на которых Речь Посполитую представлял Адам Кисель, но удалось достичь соглашения только о перемирии до весны, а также впервые была определена западная граница Войска Запорожского – рр. Случь и Горынь. Однако уже вскоре стороны продолжили взаимные нападения в приграничье.

Полномасштабная война возобновилась в июне — Б. Хмельницкий со своим войском, насчитывавшим с показаченными крестьянами и мещанами до 100 тыс. человек, снова отправился к Староконстантинову.

Оборонявший рубеж с казаками польский отряд, сильно уступавший казацкому войску по численности, отступил и укрепился лагерем возле крепости Збараж. Казаки с 10 июля месяц осаждали польский лагерь.

Часть казацкого войска вместе с татарами двинулась наперерез польскому войску во главе с королём Яном Казимиром. Б. Хмельницкий организовал засаду у реки, поэтому во время переправы казаки и татары смогли внезапно напасть на противника и нанести ему существенный урон. Поляки с королём попали в окружение 15 августа у г. Зборов.

Битва под Зборовом (в левом нижнем краю полотна — король на белом коне, указывающий саблей направление атаки). Жан-Пьер Норбле́н де ла Гурде́н, холст / масло, ≈1780.

Такая ситуация грозила Речи Посполитой полным разгромом, но резкое усиление Запорожского Войска не входило в планы крымского хана, который заставил казаков пойти на переговоры. В итоге при посредничестве хана переговоры начались, а под его нажимом стороны быстро пришли к соглашению. Зборовский договор (1649) предусматривал расширение реестра до 40 тыс. человек, передачу под власть казацкого гетмана 3-х воеводств – Киевского, Черниговского и Брацлавского.

Зборовский договор также гарантировал права православных на подконтрольной гетману территории, и даже что православное духовенство будет заседать в Сенате, но предполагал возврат хлопов, участвовавших в восстании, но не вошедших в реестр, к их панам. Шляхта должна была вернуться в названные воеводства. Два последних пункта не могли устроить большую часть восставших, равно как и польская сторона тянула с ратификацией договора, так как шляхта не соглашалась на ликвидацию церковной унии и заседание православных иерархов в Сенате, да и была сильна партия сторонников разрешения конфликта военным путём.

К концу 1650 г. обе стороны усилили нападения в приграничье, фактически начали подготовку к новой войне. В апреле 1651 г. Б. Хмельницкий привёл под Збараж казацкое войско численностью до 100 тыс. человек и стал дожидаться подхода войска крымских татар, тем временем поляки сосредоточили до 70 тыс. человек у г. Сокаль.

Два войска, сошлись у г. Берестечко на Волыни, где 28 июня началась битва. На 3-й день служившая в польском войске немецкая пехота смогла нанести существенный урон крымским татарам – среди прочих был убит калга-салтан (такой титул в Крымском ханстве получал брат крымского хана) Крым-Гирей. Татары во главе с ханом после этого решили уйти обратно в Крым, но Б. Хмельницкий срочно поскакал им наперерез, стремясь таким образом предотвратить разгром казачьего войска. В итоге татары захватили гетмана в плен и 10 дней удерживали его в своём лагере, надеясь в крайнем случае передать его полякам и тем самым обеспечить себе выгодный мир с Речью Посполитой.

Тем временем войско украинских казаков было окружено. Принявший командование на себя в отсутствие Б. Хмельницкого полковник Иван Богун смог вывести из окружения только отряд конницы в 20 тыс. человек.

Януш Радзивилл.

Поляки, развивая успех, пошли далее на юг, а тем временем великий литовский гетман Януш Радзивилл разгромил под Лоевом другое войско украинских казаков и вошёл в покинутый казаками Киев.

Однако Речь Посполитая не имела ресурсов, чтобы развить успех, кроме того, по совпадению именно в это время умер символ польских побед и герой польской партии войны Ярема Вишневецкий. Оба войска стали друг напротив друга в районе Белой Церкви по разные берега Днепра. Коронный гетман Николай Потоцкий осознал, что лагерь Хмельницкого слишком хорошо укреплён, поэтому согласился на переговоры, казацкая сторона также не могла после последних поражений рассчитывать на лёгкий успех. 10 сентября начались переговоры, на которых польскую сторону представлял А. Кисель, а казацкую – генеральный писарь И. Выговский. Условия заключённого сторонами в конце сентября Белоцерковского договора (1651) были тяжелы для казаков – реестр сокращался до 20 тыс., а территория – до только Киевского воеводства. Но польская шляхта, почувствовав свою силу, также оказалась неготовой выполнять договор, поэтому сейм его не ратифицировал.

Это давало формальный повод Б. Хмельницкому возобновить войну. Кроме того, началу войны поспособствовало и то, что сын украинского гетмана, Тимофей, отправился в поход в Молдавию, а чтобы не допустить его в Молдавию, поляки отправили войско польного гетмана М. Калиновского.

Здесь стоит рассказать подробнее о молдавской политике Б. Хмельницкого. В сентябре 1650 г. Б. Хмельницкий, используя как повод необходимость выполнить союзнические обязательства с Крымом, вторгся с казацким войском в Молдавию и захватил столицу княжества – Яссы. Украинский гетман добился союза между Молдавией и Запорожским войском, а для его укрепления спустя 2 года, в июле 1652 г., была организована свадьба Тимофея Хмельницкого и Роксанды (Розанды), дочери молдавского господаря Василе Лупу. В данном случае понятно стремление Б. Хмельницкого породниться с господарем – это был шаг на пути к международному признанию Войска Запорожского, а также закреплению у власти в нём своеобразной гетманской династии Хмельницких.

Однако не только поляки, но и правители соседних с Молдавией Трансильвании и Валахии, а также правительственные круги Османской империи выступили против династических планов Хмельницкого. Уже вскоре после свадьбы при поддержке валашского и трансильванского господарей Василе Лупу был свергнут претендовавшим на молдавский престол Штефаном Георгицу. Т. Хмельницкий отправился с казацким войском в Молдавию и выбил Ш. Георгицу из Ясс, но когда военные действия были перенесены в Валахию, гетманич прошёлся по ней огнём и мечом, потерпел поражение у г. Тырговиште, после чего вернулся в Чигирин, с ним бежал также его тесть, Лупу. Весной 1653 г. гетманский сын по решению казацкой рады снова отправился в Молдавию, где занял для В. Лупу древнюю молдавскую столицу Сучаву, но вскоре был там осаждён сторонниками Георгицу, после 2-х месяцев кровопролитных боёв казацкое войско было вынуждено отступить обратно на Украину. В ходе военных действий Тимофей Хмельницкий погиб.

Но вернемся к событиям, происходившим в Запорожском Войске после Белоцерковского договора. Польское войско разбило лагерь у горы Батог (рядом с р. Буг и г. Лодыжин), 1-2 июня 1652 г. здесь разгорелся бой, но гетман М. Калиновский плохо укрепил свой лагерь, в итоге казаки смогли его взять, а большую часть польского войска перебить, на поле боя погиб и польный гетман. Но разгром под Батогом только раззадорил поляков – они начали накапливать силы для реванша.

В марте 1653 г. коронный обозный Стефан Чарнецкий отправился с карательным походом по Брацлавскому воеводству. В октябре 1653 г. казацкое войско осадило польское, расположившееся лагерем под Жванцом (небольшая крепость у Хотина). В ноябре между поляками и крымцами начались переговоры. Хан Ислам-Гирей настаивал на возобновлении Зборовского договора и разрешения крымцам брать пленников на всех южных землях Речи Посполитой вплоть до Вислы. 17 декабря перемирие было заключено, правда, оно было устным.

Тем временем, в Москве Земский собор 1 (11) октября 1653 г. одобрил переход Запорожского войска под власть российского царя. в связи с этим стоит сделать отступление и рассказать о том, как развивались отношения Москвы и Чигирина (центр Запорожского Войска и столица Б. Хмельницкого) со времени начала восстания украинских казаков в 1648 г. Принято считать, что начало контактам было положено письмом Б. Хмельницкого к царю Алексею Михайловичу от 8 (18) июня 1648 г., в котором гетман просил о военной помощи в его противостоянии полякам. В конце января 1649 г. вместе с иерусалимским патриархом Паисием в Российскую столицу прибыло 1-е казацкое посольство в Москву во главе с Силуяном Мужиловским, а в апреле того же года в Чигирин приехал 1-й российский посол – Григорий Унковский. В мае 1649 г. казацкое посольство во главе с полковником Фёдором Вешняком просило принять Войско Запорожское под протекторат российского царя, что дало бы казакам международное признание и военную помощь России. Позиция сторон в переговорах постепенно менялась: Б. Хмельницкий в 1648 г. призывал царя поучаствовать в войне, а в 1649 г. – его речь шла уже о подданстве, в 1650-1651 гг. впервые казацкая сторона заговорила о его условиях; российская сторона вначале не верила в успех восстания, потому Хмельницкому лишь предлагалось посредничество в урегулировании отношений с Речью Посполитой, и только в 1651 г. Москва стала выражать согласие на принятие в будущем украинских казаков под царскую власть.

Одновременно осенью 1648 г. г. Б. Хмельницкий обратился к османскому султану с просьбой о протекции, и в 1650-1651 гг. Чигирин и Стамбул неоднократно обменивались посольствами, а на переговорах обсуждались условия протекции, однако, как и в отношениях с Россией, до претворения этих планов в жизнь не дошло.

В начале 1651 г. отношения казаков Б. Хмельницкого с Москвой улучшились, поскольку та видела, что Украина не торопится переходить под власть султана. В январе 1651 г. в Чигирин прибыло посольство Л. Лопухина, уверившее гетмана в намерениях Москвы принять казаков в подданство. В феврале 1651 г. в Москве собрался Земский собор, который впервые должен был решить вопрос о том, нужно или нет принимать Запорожское Войско под власть царя. Принятие под протекцию украинских земель однозначно поддержало только духовенство, завившее, что если и далее польская сторона будет нарушать условия русско-польского мирного договора, то царь должен принять в своё подданство украинских казаков. Другие группы населения, как заключил ведущий советский исследователь Земских соборов Л.В. Черепнин, не поддержали принятие украинских казаков под царскую власть, посчитав страну неготовой к войне с Речью Посполитой, которая неизбежно должна была начаться после этого. В России хорошо помнили тяжёлое поражение, понесённое от Польши в ходе Смоленской войны (1632-1634 гг.).

Притом, Москва в 1650-1652 гг. давила дипломатическими средствами на польскую сторону, требуя наказания виновных в неправильном написании царского титула, дипломаты назвали это несоблюдением Поляновского мира (1634) и угрожали Речи Посполитой войной. Кроме того, с самых первых месяцев войны Россия постоянно держала большие воинские контингенты на польской границе. На русско-польских переговорах также ставился вопрос о совместном, польско-украинско-русском съезде для разрешения вопроса, особенно интенсивно в 1652 – 1-й половине 1653 гг., российская сторона предлагала полякам вернуться к идее автономии для украинских казаков на условиях Зборовского договора (1649). Польская же сторона категорически отвергала в принципе возможность вмешательства Москвы в польско-казацкие отношения, как свои внутригосударственные.

Одновременно в 1652 г. интенсифицировался русско-украинский обмен посольствами, теперь на переговорах уже детально обсуждались условия перехода казаков под царскую власть. Как установил современный российский историк В. Н. Козляков, царь Алексей Михайлович окончательно принял решение принять в подданство Войско Запорожское в конце февраля 1653 г. Однако русско-украинские переговоры продолжились. Чтобы выторговать себе более выгодные условия принятия царского подданства Б. Хмельницкий в мае 1653 г. получил клейноды подданного османского султана. Наконец, 2 июля 1653 г. царь Алексей Михайлович издал грамоту, в которой шла речь о принятии Украины «под нашего Царского Величества высокую руку», чтобы Войско Запорожское не стало «врагом Креста Христова». Учитывая важность вопроса и тяжесть предстоящей войны с Речью Посполитой, царь и его окружение решили заручиться поддержкой российского общества на Земском соборе. Согласие собора было получено 1 (11) октября того же года.

На Земском соборе было решено также отправить на Украину посольство во главе с боярином Василием Васильевичем Бутурлиным. Посольство в начале января 1654 г. прибыло в Переяславль, где украинский гетман созвал Генеральную раду (примечательно, что местом рады был выбран этот город, а не район Канева, Корсуня и р. Росавы на правом берегу Днепра, где традиционно проходили рады всего войска). Рада состоялась 8 (18) января, на ней Хмельницкий спрашивал казаков, готовы они принять российское подданство, турецкое или крымскотатарское, на что участники рады практически единодушно закричали: «Волымо царя схидного!». Так решение было принято. Но это лишь была стандартная форма процедуры – принимать решение на радах единогласным возгласом, на деле же оппозиция принятию царского подданства существовала. Так, оправдываясь необходимостью организации обороны юго-западных рубежей Войска Запорожского от крымских татар, на раду не приехал и царю не присягал один из самых популярных казацких полковников – Иван Богун.

Картина М. И. Хмелько «Навеки с Москвой, навеки с русским народом», холст / масло, 1951.

В 1-й же день подданства на церемониальном уровне проявилось разное понимание сторонами свершившегося на раде акта. Б. Хмельницкий и вся старшина потребовали от боярина В.В. Бутурлина и других послов, чтобы они присягнули от имени царя, засвидетельствовав тем самым его обещание соблюдать права и привилегии новых подданных, как это прежде делали польские короли. Бутурлин и другие послы присягать отказались, мотивировав отказ тем, что российский царь, в отличие от польского короля, является полновластным, самодержавным, монархом, поэтому он не может присягать перед подданными, и несмотря на все уговоры старшины боярин придерживался этой позиции непреклонно. В итоге гетман и старшина были вынуждены присягнуть, так и не добившись ответной присяги.

Далее российские послы разъехались по 17 казацким полкам принимать присягу, всего царю на верность присягнули около 127 тыс. человек, примерно половина из которых были казаками.

На Переяславской раде в январе 1654 г. были также приняты русско-украинские договорные статьи, определявшие условия перехода казаков под «высокую государеву руку». Однако окончательно они должны были вступить в силу только после их утверждения царём. Для итоговых переговоров об окончательном согласовании содержания статей в Москву отправилось казацкое посольство во главе с Самуилом Богдановичем-Зарудным и Павлом Тетерей. После нового тура переговоров в марте 1654 г. текст Переяславских (Мартовских, Московских) статей, наконец, был окончательно утверждён царём Алексеем Михайловичем.

Статьи предусматривали расширение казацкого реестра до 60 тыс. человек, широчайшую автономию Войска Запорожского во внутренних делах, включая право казаков самостоятельно выбирать гетмана, ограниченно гетман имел право без ведома царя ссылаться с иностранными монархами (только о контактах с польским королём и турецким султаном он должен был ставить в известность Москву). Предполагался также сбор налогов в царскую казну, но этот пункт на более чем 10 лет остался лишь на бумаге. Российское военно-административное присутствие на Украине было обозначено введением в январе 1654 г. внушительного по численности гарнизона «ратных людей» в Киев.

Царь со своей стороны фактически обязывался объявить войну Речи Посполитой, война в данном случае была неизбежна. Уже в середине мая 1654 г. из Москвы началась отправка войск в Смоленский поход, открывавший военные кампании русско-польской войны 1654-1667 гг.

Относительно характера отношений между Москвой и Войском Запорожским в рамках Переяславских договорных статей долгое время велись споры историков, сейчас, пожалуй, учёные в меньшей степени стали интересоваться этим вопросом. Представляется, что самым юридически точным было бы их определение персональной (в перспективе – династической) унии, предполагавшей военный союз и царский протекторат над Украиной.

Александр Сергеевич Алмазов 
Кандидат исторических наук, доцент кафедры источниковедения и специальных исторических дисциплин Исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук. 

Дорогие читатели, давайте знакомиться!

(можно выбрать несколько вариантов ответов, если все они относятся к Вам)


Post scriptum


Данные слова, употребляемые на страницах этого сайта, предполагают указанные в скобках соответствующие уточнения к ним: «Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), «Исламское государство» (ИГИЛ) (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России).

Мнение редакции интернет-журнала "Свет станиц" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.




Ежемесячное обновляемое
ЭЛЕКТРОННОЕ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ

ISSN 2619-1539
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-72412, выдано 28 февраля 2018 г.
Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

О проекте           Учредитель / издатель           Редакция           Наши авторы           Обратная связь / Контакты


© 2017-2019 «Свет станиц». Все права защищены. Правила пользования сайтом, использования и копирования информации с сайта, политика в отношении персональных данных (лицензия)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: