| Размер шрифта: А+А- | видеоверсия | аудиоверсия

 

Как было устроено Войско Запорожское Низовое

Как мы уже говорили на первой лекции, в начале 50-х гг. XVI в. Дмитрий Байда Вишневецкий построил первую крепость на о. Хортица.

Эти деревянные укрепления и есть, собственно, первая Запорожская Сечь. За два с половиной века существования Сечи место ее расположения менялось 7 раз, однако она всегда оставалась символом единства низовых, и даже шире – украинских – казаков.

Начиная с этого времени, Запорожская Сечь постепенно сформировалась в отдельное автономное образование в составе Войска Запорожского, особенно – после начала восстания под руководством Б. Хмельницкого. Собственно Сечь представляла собой крепость, окруженную рвом и деревянно-земляными укреплениями. Внутри вала находились жилые помещения, войсковая канцелярия, школа, церковь и пушкарня; за крепостной стеной лежало торгово-ремесленное предместье, так называемый Крамный базар с палатками, шинками, мастерскими и т.п. Центром внутренней части крепости была площадь, вокруг которой стояли 38 крытых камышом длинных зданий – куреней, которые, собственно, и назывались кошем. В каждом из них проживало по несколько сотен человек, однако значение куреней не сводилось только к роли жилья. Курень считался главной военной и административно-хозяйственной единицей Войска Запорожского, оформившейся еще в старину на принципах землячества (об этом свидетельствуют названия куреней – Каневский, Полтавский и т.д.).

В XVIII в. территориальное распределение уже утратило значение, но каждый запорожец, жил ли он на коше или покинул его по старости, был записан «товарищем» в реестр определенного куреня, своеобразной коммуны с совместным имуществом и средствами. Средства накапливались от добычи, которую всегда складывали вместе, от доходов с промысловых угодий и торговых палаток на сечевом предместье и т. п., а использовались они на питание, одежду и оружие. Во главе куреня стоял выборный куренной атаман, наделенный абсолютной властью в пределах куренного товарищества. Запорожцы жили или на коше, неся сторожевую службу, производя починку крепости, выпасая скот и т. п., или, после женитьбы, уходили в паланки. Территория Запорожья была поделена на восемь паланок (округов): на правом берегу Днепра – Бугогардовскую, Ингульскую и Кодацкую, на левом – Протовчанскую, Орельскую, Самарскую и Кальмиусскую, вдоль Днепровского устья – Прогноинскую. На пограничье каждой из них, на смежных землях запорожцев с Крымским ханством, ногайцами, Речью Посполитой, Гетманщиной, Слободской Украиной и Областью Войска Донского существовали сторожевые поселения, где были расквартированы небольшие боевые отряды и проживала паланковая старшина – полковник, писарь, атаманы слобод. В ведении паланковой старшины находились казацкие зимовники (хутора), которые, подобно зимовищам соседей-ногайцев, закладывались на определенный срок с хозяйственной целью – для разведения скота, пчеловодства или выращивания зерновых.

Высшим органом власти в Запорожской Сечи была сечевая рада, на которую собирались все запорожцы. Рада решала все важнейшие вопросы, в том числе, на ней выбирался кошевой атаман, и, в отличие от Генеральной войсковой рады у городовых казаков, собиралась регулярно.

По этой причине кошевые атаманы часто менялись, иногда – по несколько раз в год.

Модель такой замкнутой группы характерна для архаичных корпоративных союзов и мужских воинских братств. Следы глубокой древности действительно заметны во многих внутренних обычаях казацкого сообщества, например: замена крестного имени новым, употребляемым в коллективе; способ принятия решений методом «общего согласия», когда оппонентов порой даже убивают; запрет на допуск женщин к месту пребывания коллектива; практика, согласно которой новички должны обязательно пройти обучение на Сечи, своеобразную инициацию, живя вдали от человеческого общества и участвуя в походах, то есть в войне и грабеже.

 

Запорожцы во II половине XVI в.: нападения на послов, походы в соседние и заморские страны

Между гибелью Дмитрия Вишневецкого и первым правительственным мероприятием 1572 г., направленным на оформление казацкого войска, прямых упоминаний о существовании Запорожской Сечи нет. Однако некоторые свидетельства наталкивают на мысль, что организационная инициатива казака-князя имела продолжение. В начале 1570-х за порогами, на островах Хортица и Базавлук, отмечается существование «острогов» (укреплений), в которых располагались казацкие «коши» — опорные пункты казацких ватаг.

Во 2-й половине XVI в. запорожские казаки стали регулярно нападать на послов в Крым и Османскую империю, а также на татарские владения. Так, в 1582 г. они напали на ханских послов, возвращавшихся из Москвы в Крым, и ограбили их, в тот же год крымский хан жаловался королю Стефану Баторию на нападение казаков на послов и на вмешательство во внутренний конфликт в Крыму.

Хан писал, что ждёт ответа на коне, т.е. готов объявить войну. Король в ответ заявил, что не может контролировать казаков, поскольку они вольные люди. В итоге хан отказался от планов войны. В 1584 г. конфликт запорожцев и татар разгорелся вновь – казаки разорили крепость Тягин в низовьях Днепра, за что турки ограбили посла польского короля у Адрианополя.

В 1585 г. Стефан Баторий отправил своего дворянина Глембоцкого, чтобы тот уговорил запорожцев более не нападать на Крымское ханство, потому что это могло привести к польско-турецкой войне. Запорожцы утопили Глембоцкого в Днепре. Король приказал арестовать виновников происшествия киевскому воеводе князю Воронинскому. Тот имел тесные отношения с казачеством, поэтому передал их суду киевского магистрата, а у магистрата не было подходящей тюрьмы, чтобы держать там 11 обвиняемых. Пока магистрат и воевода конфликтовали, запорожцы бежали из Киева. А тем временем нападения сечевиков на Крым продолжились: в 1585 г. они дважды ходили походами на татар, взяли в плен несколько человек и более 40 тыс. лошадей. Однако вскоре Запорожская Сечь, всё так же не спрашивая разрешения Варшавы, заключила с Крымом мир.

Мир оказался непрочным – уже в 1588 г. запорожцы захватили Очаков, затем, набрав для похода 1,5 тыс. человек, сели в чайки и через Днепровский лиман проплыли в Чёрное море, где, пристав к крымскому берегу между городами Перекопом и Козловом, разграбили 17 татарских поселений. В 1589 г. они снова выбрались в открытое море и близ Козлова взяли турецкий корабль. Вслед за тем 800 запорожцев во главе с атаманом Кулагой выйдя в море на малых стругах, ночью ворвались в город Козлов, забрали товары в лавках, евреев и турок, бывших в городе, частью побили, частью забрали в плен, но прямо в городе на них напали татары во главе с калгой Фети-Гиреем, во время боя с которым был убит атаман Кулага, после чего запорожцы ушли из города. За ними отправился в погоню сам хан Казы-Гирей, но они поспешно ушли из Козлова, и вслед за тем сделали набег на города Аккерман и Азов.

В 1591 г. польское правительство, благодаря ординации о низовиках 1590 г., успело заключить с турками и татарами вечный мир в Константинополе. Но уже вскоре после этого мира низовые казаки, с годами привыкшие к военному делу и добывавшие от него себе пропитание, решили нарушить главные пункты сеймового решения — подчинение коронному гетману и запрещение выхода за границу — и задумали идти походом на Молдавию. Они нашли где-то человека, объявившего себя сыном убитого турками господаря Ивони, и решили добыть ему господарский престол. Но польский король вовремя узнал об этом и поручил официальному старшему казаков Николаю Язловецкому вступить с казаками в переговоры о выдаче правительству самозванца. Самозванец был доставлен в Мальборк и там заточен, а казаки, привезшие самозванца, щедро были награждены.

В 1594 г. запорожцы участвовали в походах гетмана С. Наливайко на Молдавию и очередном взятии крепости Тягин. После разгрома восстания казаков под руководством С. Наливайко старшим войска запорожского был признан со стороны польского правительства в том же 1596 году Христофор Нечковский. Нуждаясь в казаках против татар, польское правительство поручило Нечковскому охрану границ Речи Посполитой от татарского набега. Неизвестно, как новый гетман относился к полякам и казакам. По-видимому, он был скорее на стороне казаков, чем поляков и, оставаясь признанным со стороны польского правительства казацким старшим, в то же время не переставал показывать свое расположение к низовым казакам.

 

Запорожцы в начале XVII в.: морские походы

Запорожцы уже вскоре продолжили военные действия против турок и татар. В 1601 г. советник крымского хана Ахмет-калга подал жалобу польскому послу Лаврину Пясочинскому о нападениях запорожцев на владения Крыма. Но на жалобу советника польский посол отвечал тем, что низовые казаки не находятся в подданстве польских королей и представляют собой смешение различных народов, с которыми хан может поступать как ему угодно. В 1602 г. запорожцы, в числе 2-тысячного конного войска, стояли за Брацлавом над Каменкою и предлагали свои услуги волошскому господарю; но господарь отклонил это предложение, после чего 12 мая низовые казаки, выйдя из Днепра на Черное море на 30 чайках, по 50 или по 60 человек в каждой чайке, напали близ Килии на турка Хасан-агу, плывшего по морю на галере, и побились с ним. После этого боя, 15 мая, казаки подошли к Аккерману и здесь они напали на турецкий корабль, плывший из Кафы и везший несколько человек греков и турок, и взяли его с боя, но турки, бывшие на нем, успели спастись, а грекам казаки даровали жизнь, хотя и ограбили их. Однако вследствие неблагоприятного ветра казаки два дня простояли на месте с большой опасностью от турок. Но и жители города были в опасности от казаков: они каждую ночь перебирались из города в замок и всякий раз трепетали за свою жизнь. Наконец, 16 мая подул благоприятный ветер и казаки, подняв паруса, ушли на Днепр.

Позднее запорожцы наряду с городовыми казаками активно участвовали в российской Смуте 1603-1618 гг. Однако часть низовых казаков осталась в Запорожье и продолжила конфликтовать с турками и татарами. Так, в 1613 г. они успели два раза сходить в Черное море и наделать много вреда татарам, разорив несколько городов в Крыму. Против казаков была выслана турецким султаном немалая артиллерия на кораблях, галеры и чайки, к Очакову, мимо которого низовики неминуемо должны были возвращаться назад. Но казаки, пользуясь ночным временем, напали на турок в порту и разгромили их, причём взяли немало турецких чаек и шесть больших суден, галер, а о своей победе донесли королю на сейме, через письмо и посольство, и коронному гетману Станиславу Жолкевскому.

Правительство турецкого султана по поводу походов казаков обратилось с жалобой к польскому послу Андрею Горскому, но посол отвечал, что казаки представляют из себя разбойничье и разноплемённое скопище русинов, русских, румын и поляков, привыкших, при случае, бесчинствовать и не повиноваться ни королю, ни сейму Речи Посполитой.

В начале весны 1614 г. казаки снова предприняли поход в Черное море, но на этот раз им не посчастливилось: на море поднялась буря и разнесла их в разные стороны, причем морская волна одних из них потопила, других выбросила на берег, где они были изловлены и побиты турками. Несмотря на это, в том же году 2 тыс. казаков вновь выплыли в Черное море и отправились к берегам Малой Азии, к богатой, крепкой, людной и цветущей гавани Синопу, славившейся по всему Востоку богатством своих жителей.

Казаки напали на город, разрушили замок, перерезали гарнизон, ограбили арсенал, сожгли несколько мечетей, домов и стоявшие в пристани суда, вырезали множество мусульман, освободили из неволи всех христиан и после этого, причинив туркам, убыток на 40 миллионов злотых, поспешно ушли из города. Известие о взятии Синопа произвело на турок сильное впечатление. Сам султан Ахмед I, узнав об этом, пришел в такой гнев, что приказал было казнить великого визиря Насаф-пашу и только по неотступным просьбам жены и дочери паши даровал ему на этот раз жизнь, хотя не преминул исколотить его буздыганом.

Вместе с этим султан отдал приказание, для предупреждения дальнейших выходов казаков в Черное море, построить несколько крепостей при впадении реки Днепр в море.

Во время польско-турецкой (Хотинской) войны 1620-1621 гг. запорожцы неоднократно отличились в битвах с противниками. Одновременно с действиями Петра Сагайдачного под Хотином действовали на море 10 тыс. человек отважных запорожцев под предводительством молодого Богдана Хмельницкого. Спустившись Днепром на своих долблёнках в открытое море, в августе месяце 1621 г. запорожцы разбили 12 турецких галер, а остальную турецкую флотилию преследовали до самого Константинополя, после чего, захватив добычу и пленников, вернулись назад. В том же году казаки снова выплыли на лиман и в Черное море. Но этот поход был самый несчастный для казаков: на Днепре, в числе восемнадцати чаек, они были изловлены наместником Очакова, Хусейном, а на Черном море, в числе 200 человек, и у города Кафы, в числе 300 человек, были взяты капитан-пашой Халилем.

В 1624 г. низовые казаки снова очутились на Черном море. Они выплыли на 150 чайках и опустошили европейский берег Турции. Навстречу и для удержания казаков от дальнейших движений из гавани Константинополя выскочило до 500 больших и малых судов.

Для защиты столицы от страшных хищников велено было отправить к слесарям Босфора большую железную цепь, некогда запиравшую Босфор и сохранявшуюся еще со времени взятия у греков Константинополя, и запереть ею пролив от одного берега к другому. Казаки спокойно простояли весь день посреди канала, а с заходом солнца, получив большую добычу, ушли в открытое море.

В 1625 г. запорожские казаки в союзе с донскими снова повторили свой поход. Собралось 15 тыс. человек, они сели на 300 чаек и пустились в море, по направлению к городам Синопу и Трапезунту. Против казаков вышел на 43 судах турецкий адмирал Редшид-паша и устроил с ними бой на западном берегу Черного моря, при Карагмане. Сражение было упорное и чрезвычайно кровопролитное; сперва казаки брали верх над турками. Но победа все-таки осталась на стороне турок, благодаря ветру, подувшему под конец в глаза казакам: 270 чаек было разбито, 780 казаков попали в плен, были скованы в кандалы и посажены на турецкие галеры в качестве вечных весельщиков.

 

Запорожцы в середине XVII в.: «золотой покой» и восстания

После казацких восстаний 1620-1630-х гг. наступила эпоха «золотого покоя». Оставив свои набеги на Черное море, запорожские казаки были принуждены прекратить и свои сношения с Украиной: на юге их зорко стерегли турки, а на севере за ними бдительно следили поляки, засевшие в крепости Кодаке, а также и в самой Сечи, куда посылалась особая залога, т.е. гарнизон, частью из реестровых казаков, а частью и из поляков, находившихся под начальством особых офицеров. Сдавленные с обеих сторон, запорожцы не теряли, однако, надежды на то, чтобы вновь выскочить в широкое море и в угнетаемую панством и унией Украину.

Поэтому неслучайно именно в Сечь отправился Б. Хмельницкий 1647 г., когда понял, что ему не удастся найти справедливость во властных инстанциях Речи Посполитой. Напомню, первоначально именно запорожцы поддержали его, и с этого, по сути, началось его восстание. Однако именно здесь появилась и оппозиция гетману – в марте 1650 г. на Запорожье был провозглашён гетманом некий Худолей, но уже в том же месяце выступление против Чигирина было подавлено, а несостоявшийся гетман казнён.

Весной 1657 г., в ответ на весть о болезни Богдана Хмельницкого, запорожские казаки, в ряды которых вливался наиболее анархичный элемент казацкой державы, вновь открыто заявили о несогласии с новыми порядками, угрожая «идти на гетмана, и на писаря, и на полковников». Для вооруженного сообщества равных, которым, как и столетием ранее, оставалась Сечь, были органически неприемлемы устойчивые формы власти, сосредоточенной в руках старшины. Формальным поводом к протесту стало то, что сечевиков не пригласили на выборы нового гетмана в октябре того же года, поэтому, выступив из Сечи, запорожцы начали грабить хутора состоятельных казаков. Гетман И. Выговский приказал заблокировать Сечь, прекратив подвоз туда продуктов и боеприпасов. Возможно, этим конфликт и был бы исчерпан, однако агитация запорожцев нашла сочувственный отклик среди казацкой черни южных левобережных полков – Полтавского и Миргородского, тесно связанных с запорожцами, поскольку у многих из них здесь жили семьи и родственники. Это спровоцировало антигетманское восстание под руководством М. Пушкаря, одним из лидеров которого стал кошевой атаман Яков Барабаш.

Когда в июне 1658 г. И. Выговскому удалось взять Полтаву, главный центр восставших, а самих восставших разгромить, Барабаш был пойман и спустя некоторое время повешен.

 

20 атаманств И. Серко

В истории Запорожской Сечи 2-й половины XVII в., пожалуй, самой крупной фигурой был Иван Серко.

С 1663 г. и вплоть до своей смерти в 1680 г. он 20 раз избирался запорожцами кошевым атаманом. В октябре 1663 г. он с казаками и русском войском Григория Косагова, ходил на крымских татар и сжёг крепость Перекоп, защищавшую Крымский полуостров от нападений с суши. В 1664 г. запорожцы под началом И. Серко воевали на Правобережной Украине против гетмана П. Тетери. В 1669 г. он во главе запорожцев разбил войско гетмана П. Суховея. У кошевого атамана И. Серко были особенно напряжённые отношения с гетманами Левобережной Украины Д. Многогрешным и И. Самойловичем. Весной 1672 г. он появился на территории Полтавского полка, где был арестован городовыми казаками по подозрению в том, что он собирался поучаствовать в выборах нового гетмана Левобережья, передан российским властям и отправлен в Москву, а оттуда – в Сибирь, но пробыл там недолго. Уже в следующем 1673 г. возвращён в Сечь по просьбе запорожцев. Иван Серко принял в Запорожской Сечи самозванца, объявившего себя чудом спасшимся царевичем Семёном Алексеевичем, который умер за несколько лет до этого. Атаман использовал самозванца для давления на Москву и Батурин, а потому выдал его для суда только в следующем году. В 1677 г., во время 1-го Чигиринского похода запорожцы заключили с Крымом, воевавшим на стороне Турции, перемирие для обмена пленными, и только в следующем 1678 г. И. Серко во главе запорожцев начал военные действия против Крыма. Весной 1679 г. атаман руководил нападением запорожцев на турецкие крепости в низовьях Днепра – Казикермен и Тавань.

 

Войско Запорожское Низовое в Северной войне

После 1680 г., Запорожская Сечь, лишившись кошевого атамана, который был яркой и неординарной личностью, в последующие годы редко вступала в конфликты с Москвой и левобережными гетманами, тем более, что по Вечному миру 1686 г. Запорожье стало исключительным владением российских царей.

Ситуация кардинально поменялась только в марте 1709 г., запорожцы перешли на сторону И. Мазепы. Кошевой атаман Кость Гордиенко, разбив по пути несколько московских отрядов, 6 апреля 1709 г. привел 8-тысячное войско в ставку Карла XII и Мазепы.

Ответ Петра I на действия запорожцев был быстрым и решительным. В конце апреля на Сечь двинулись три полка под командованием Петра Яковлева и казацкий компанейский полк Игната Галагана. Спускаясь по Днепру, они сначала взяли казацкое местечко Келеберду, затем вырезали более тысячи жителей крепости Переволочна, расположенной ниже впадения Ворсклы в Днепр, и сожгли речную флотилию сечевиков, которая стояла на местной переправе. После этого в середине мая 1709 г., благодаря посредничеству И. Галагана, который царским словом обещал Сечи неприкосновенность, были взяты и сами сечевые укрепления. В плену оказалось 300 запорожцев, которых здесь же «по достойности» казнили.

Так перестала существовать Чертомлыцкая Сечь. Еще через несколько дней сечевые укрепления были разобраны и до основания сожжены. После этого полк Яковлева вместе с казаками Галагана двинулся вниз по Днепру, вылавливая и казня даже тех запорожцев, которые находились на промыслах и вообще ничего не знали о том, что творится в Украине. Сечевики, которым посчастливилось спастись, в 1712 г., переселились на территорию Крымского ханства, заложив кош ниже впадения в Днепр р. Ингульца – в Олешках, а бывшие запорожские земли были приписаны к Миргородскому полку.

 

Олешковская Сечь в Крымском ханстве

Жизнь под протекцией хана не складывалась. Запорожцы бедствовали, поскольку русская граница отрезала их от территории сбыта продуктов традиционных промыслов – соли, рыбы и скота. В то же время кош облагали поборами в пользу ханской казны, заставляли принимать участие в далеких походах с войском хана и даже в земляных работах по укреплению Перекопской линии, отделявшей Крымский полуостров от материка, а это воспринималось как болезненное унижение воинского достоинства. Казаки начали по одному возвращаться в Гетманщину, и их число в татарских землях постепенно уменьшалось.

В мае 1728 г., когда на восстановленное гетманство был избран авторитетный среди запорожцев Даниил Апостол, в Олешковской Сечи произошел своеобразный вооруженный переворот. Сторонники российской власти разгромили курени оппонентов, свергли с атаманства мазепинца Костя Гордиенко и, прихватив военные клейноды, направились на лодках вверх по Днепру. Однако на остров Чертомлык, куда они следовали, их не пустили. Поэтому пришлось еще несколько лет жить на ханской территории, при впадении в Днепр р. Каменки, где кошевым опять стал непримиримый враг России Гордиенко.

 

Эпоха Новой Сечи

После смерти К. Гордиенко пророссийские настроения опять укрепились, и в августе 1733 г., в результате соответствующих переговоров, запорожцам была послана жалованная грамота императрицы Анны Иоанновны с разрешением вернуться. В марте 1734 г. они заложили так называемую Новую Сечь — на полуострове, образуемом р. Подпольной и Днепром, в 5-7 км от Чертомлыка. Летом того же года в Лубнах, на переговорах с тогдашним киевским губернатором Иоганном Вейсбахом, удалось согласовать условия проживания запорожцев под протекторатом императрицы. За Сечью признавалось право на исконную казачью территорию: от верховьев р. Самары до р. Буг с востока на запад и от рек Тясмина и Орели до ногайских владений с севера на юг. На этих землях, которые официально стали именоваться Вольностями Войска Запорожского, сохранялось казацкое самоуправление. Как военная единица Сечь получала ежегодное денежное жалованье и подчинялась, вместе с казацкими формированиями Гетманщины, русскому командованию.

Запорожские земли эпохи Новой Сечи (1734-1775), на которых проживало около 200 тысяч населения, не без основания считают краем процветающей экономики, благодаря хозяйственному освоению степей на принципах свободного предпринимательства, широкому использованию наемного труда, бурному товарообмену и достаточно широкому денежному обращению. Этому в значительной мере способствовал приток «посполитых», которые, проживая в слободах, считались подданными Войска Низового Запорожского, платили налоги и исполняли некоторые повинности, однако сохраняли полную свободу перемещения, что и обеспечивало приток рабочей силы в зимовники. Географическое же расположение паланок на торговых путях с востока и юга в центральные регионы Украины и России приносило крупные таможенные доходы, дополнявшиеся денежными поступлениями от традиционной запорожской торговли крымской солью и от содержания корчм, шинков, постоялых дворов, ледников и т. п.

Однако уже в 1731-1733 гг. Украинская линия – линия фортификационных укреплений от Днепра до Северского Донца протяжностью около 285 км – пересекла территорию Орельской паланки. С 1751 г. началась так называемая «сербская» колонизация, когда русское правительство позволило сербам и черногорцам переселяться из подчиненных Османской империи земель в верховья рек Ингул и Ингулец; в 1754 г. здесь была построена крепость Св. Елисаветы – центр новообразованной провинции Новая Сербия, выкроенной из земель Бугогардовской и Ингульской паланок. Еще одна волна колонистов, выходцев из Молдавии, вскоре образовала Новослободский полк, продвинувшись еще южнее Новой Сербии, а в 1753 г. на левом берегу Днепра, вплотную к самым восточным запорожским окраинам, был основан второй округ сербских и черногорских колонистов – Славяно-Сербия. В 1764 г. все новозаселенные земли были объединены в новую административную единицу – Новороссийскую губернию, руководство которой рассматривало запорожские владения как «пустые», поэтому ни официальные ходатайства перед правительством, ни попытки силой остановить разбор сечевых земель не давали желаемого результата. 15 июня 1775 г., возвращаясь домой с театра русско-турецкой войны, генерал Петр Текели с крупными вооруженными силами, пройдя быстрым маршем через паланки, окружил сечевую крепость и объявил запорожцам, что волей императрицы Сечь ликвидируется.

Затем её территория была поделена между соседними губерниями.

Губернии, созданные на месте ликвидированной Запорожской Сечи.

Последнего кошевого атамана, восьмидесятипятилетнего Петра Калнышевского, заключили в тюрьму в Соловецком монастыре, где он просидел до 1801 г., пока не был освобожден императором Александром I. Уже глухой и слепой, соловецкий узник умер там же в 1803 г.

В 1788 г. по инициативе запорожских казацких старшин было создано «Войско верных казаков» в Приднестровье, которое вскоре получило название «Черноморское казачье войско» и в 1792-1794 гг. было переселено на правобережье р. Кубань. В какой-то степени оно стало продолжателем традиций Запорожского низового войска.

 
Александр Сергеевич Алмазов 
Кандидат исторических наук, доцент кафедры источниковедения и специальных исторических дисциплин Исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук. 
 


Почитать по теме

1. История Украины / Данилевский И.Н. и др. СПб., 2015.
2. Кочегаров К.А. Украина и Россия во второй половине XVII века: политика, дипломатия, культура. Очерки. М., 2019.
3. Яворницкий Д.И. История запорожских казаков. Т. I-III. М., 2017.
4. Яковенко Н.Н. Очерк истории Украины в Средние века и раннее Новое время. М., 2012.

 
 

Дорогие читатели, давайте знакомиться!

(можно выбрать несколько вариантов ответов, если все они относятся к Вам)


Post scriptum


Названия организаций и материалов из списков по данным ссылкам: », », » и любых других, запрещенных в РФ, употребляемые на страницах этого сайта, предполагают уточнение к ним: запрещены на территории России.

Мнение редакции интернет-журнала "Свет станиц" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.




Ежемесячное обновляемое
ЭЛЕКТРОННОЕ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ

ISSN 2619-1539
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-72412, выдано 28 февраля 2018 г.
Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

О проекте           Учредитель / издатель           Редакция           Наши авторы           Обратная связь / Контакты


© 2017-2021 «Свет станиц». Все права защищены. Правила пользования сайтом, использования и копирования информации с сайта, политика в отношении персональных данных (лицензия)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: