| Размер шрифта: А+А- | видеоверсия | аудиоверсия

 

Территория Слободской Украины

Территория Слободской Украины в 1-й половине XVII в. представляла собой почти не освоенную степную юго-западную окраину Российского царства.

Фрагмент карты Г. Л. де Боплана, изображающий юго-восточные рубежи Речи Посполитой (1648 г.).

Поскольку границы в степи были достаточно условными, неудивительно, что усилия Русского государства по освоению этих земель столкнулись с усилиями магнатов Речи Посполитой, организовывавших грабительские набеги на местное русское население. Но польские и русские власти были вынуждены сотрудничать, поскольку их объединял общий враг – крымские татары.

 

Переселение под руководством Я. Острянина

Пожалуй, первое крупное переселение украинских казаков (в России того времени их называли «черкасами») в Слобожанщину состоялось в начале лета 1638 г., когда предводитель восстания украинских казаков Яков Острянин вместе с частью верных ему казаков перешёл границу с Россией и подошёл к Белгороду.

По утверждению гетмана, общее число переселенцев (с учетом жён и детей) составило около 3-х тыс. Белгородский воевода П. Пожарский в октябре того же года составил список, в котором числилось 672 человека. Казаки-переселенцы по согласованию с белгородским воеводой поселились в Чугуевом городище, которое находилось на значительном удалении от Белгорода. В связи с этим воевода сообщил Я. Острянину, что не сможет гарантировать безопасность переселенцев в условиях татарских набегов, однако гетман в ответ заверил, что его казаки не боятся трудностей. В 1640 г. совместными усилиями казаков и русского служилого населения была построена Чугуевская крепость.

Несмотря на более щедрое жалование, чем у русских служилых людей, не все казаки в Чугуеве жили богато: спустя год после переселения, в 1639 г., всё ещё не построили себе дворы 210 «черкас». Весной 1639 г. украинские реестровые казаки решили на раде в Чигирине послать отряд, чтобы разорить Чугуев, однако до реализации этого замысла дело дошло только в сентябре, когда в сторону крепости отправился 2-тысячный отряд украинских казаков. Но до штурма дело так и не дошло: когда нападавшие поняли, что сторонники Я. Отрянина готовы защищаться в Чугуеве, то решили уйти обратно в Речь Посполитую, на обратном пути разграбив уезд.

Несмотря на благоприятный исход, положение чугуевских казаков было далеко от идеального: некоторые из них пытались бежать обратно в Речь Посполитую, за что беглецов ловили и вешали за городом. В январе 1641 г. часть казаков подали жалобу на притеснения и злоупотребления со стороны гетмана Я. Острянина. Царская власть встала в этом споре на сторону гетмана. Тогда недовольные им казаки решили разрешить конфликт силой – в результате восстания 26 апреля 1641 г. Я. Острянин был убит, завязалась битва между русскими служилыми людьми и восставшими казаками, в ходе которой последние потеряли 272 человека, в то время как русская сторона – 119 человек. По данным лазутчиков, до Речи Посполитой из числа восставших чугуевских казаков дошли около 700 человек.

 

Переселения середины XVII в.

Несмотря на неуспех первого опыта создания крупного отряда украинских казаков на русской службе, переселение казаков из Польши в этот регион продолжилось. Москва же извлекла из этой неудачи определённые уроки. К слову, Чугуев и уезд после этого были заселены русскими служилыми людьми. Однако Чугуевская крепость не была единственной, которую защищал гарнизон, состоявший из украинских казаков: по переписи 1650 г. их гарнизоны имелись еще в 14 городах. В этих гарнизонах было 5 сотников, 11 атаманов, 5 хорунжих, несколько есаулов. Несмотря на попытки центральной власти назначать им офицерство, как правило, они сохраняли обычай самостоятельно выбирать старшину.

В 1652 г. около тысячи казаков во главе с черниговским полковником Иваном Дзиньковским, выйдя из охваченных восстанием украинских земель с обозным, писарем и 9-ю сотниками, переселились в недостроенную крепость Острогожск. Примечательно, что первоначально казачьи сотни назывались по местностям Черниговского полка, что, видимо, говорит о том, что управленческая структура Острогожского полка сложилась не сразу, а по мере расселения казаков по окрестностям полкового центра. Другая группа переселенцев в том же 1652 г. основала на старом Сумином городище г. Сумы.

А в 1654 г. 37 казацких семей построили небольшую крепость на Харьковом городище над р. Лопанью — вскоре сюда прибыло еще 587 семей, крепость была расширена и перестроена, она начала обрастать предместьями, пока, наконец, не превратилась в один из наиболее крупных городов Слободской Украины – Харьков.

В 1659 г. 670 переселенцев осели на древнем городище, расположенном над татарским бродом реки Северский Донец, положив начало г. Салтову. Немного позже уманский полковник Николай Сененко с 200 казацкими семьями поселился на месте будущей Мурафы; в 1663 г. атаман Яков Черниговец занял с группой колонистов из-за Днепра устье р. Балаклея, основав одноименный город.

 

Как жило слободское казачество

Большие группы переселенцев, прибывая на свою новую родину, сразу сооружали укрепления, которые после прибытия городского торгового и ремесленного населения превращались в города – Острогожск, Ахтырку, Харьков, Сумы и др. Менее крупные коллективы оседали в основанных ими же селах, а поскольку эти поселения были освобождены от налогов, то, по старинной украинской традиции, их называли «слободами», что дало имя всему обширному региону, который занимал современные Курскую, Белгородскую и Воронежскую области Российской Федерации, а также Сумскую, Харьковскую и Донецкую области нынешней Украины. Абсолютное большинство колонистов были зажиточными людьми или, согласно канцелярской формуле тогдашних русских источников, «семьянистыми и прожиточными», умудрявшись в нелегком путешествии через Днепр и степи перевозить сельскохозяйственный инвентарь и даже перегонять скот – коней, коров, волов, свиней, овец.

Неудивительно, что такому степенному контингенту царское правительство охотно содействовало. Хозяйственные «черкасы», оседая на безлюдных пограничьях государства, одновременно и окультуривали их, и образовывали живой защитный щит на татарских путях и речных переправах. Переселенцы, в свою очередь, получали собственные выгоды от протекции правительства: их взаимоотношения с властью на долгие годы ограничивались лишь приношением присяги верности царю, тогда как в «черкасские обыклости», то есть во внутреннюю жизнь казацких общин, русская администрация не вмешивалась.

Главными привилегиями слобожан являлись:

  • право свободной, не облагаемой налогом и не ограниченной размерами «заимки», из которой выросла здешняя поземельная собственность;
  • право на занятие хозяйственными промыслами, под которые отводились лесные, луговые и речные угодья, впоследствии приписанные к конкретным населенным пунктам «вопче» в ходе более поздних правительственных межеваний.

С частных заимок следовало нести военную службу, а если они по тем или иным причинам пустовали, местная старшина могла передавать их вновь прибывшим поселенцам или продавать на сторону, что стало впоследствии одним из источников формирования крупных старшинских имений. К наиболее прибыльным местным промыслам относилось свободное винокурение, утверждавшееся царскими жалованными грамотами в качестве сугубо украинской льготы, неизвестной населению внутренних регионов России. В лесных районах достаточно большие прибыли приносили дегтярный промысел и пчеловодство, а в степных — вываривание селитры, скотоводство и садоводство. К «черкасским обыклостям» принадлежало также право переселенцев на заведение мельниц и беспошлинную торговлю, считавшуюся вместе с винокурением заменителем денежного жалованья за военную службу. Торговые льготы способствовали быстрому формированию крупных ярмарочных центров в Харькове, Ахтырке, Сумах. В целом же, в последней четверти XVIII в. на Слобожанщине, где концентрировалась крупная сухопутная посредническая торговля между купцами Украины, России, Турции и Польши, функционировало свыше 270 ярмарок, через которые проходили огромные объемы сырья и товаров местного и иностранного происхождения.

 

Военно-административное устройство слободского казачества

Стабильная и состоятельная жизнь жителей слободской Украины обеспечивалась и тем, что царское правительство вплоть до 1760-х гг. не вмешивалось в их внутреннее самоуправление, устроенное по привычной для казачества полково-сотенной схеме. Всего на Слободской Украине сформировалось 5 территориально-административных полков, из которых Острогожский, Харьковский, Сумской, Ахтырский сформировались уже в первые годы заселения края, а Изюмский полк выделился из территории Харьковского в 1685 г.

Карта Изюмского полка (1725 г.) (скачать карту в полном разрешении).

Численность казачества, выставляемого этими полками в случае военной необходимости, в разное время была неодинаковой: на рубеже ХVІІ-ХVІІІ вв. в самом большом Сумском полку насчитывалось 1230 боеспособных воинов, в Харьковском – 850, Ахтырском – 820, Острогожском – 350, Изюмском – 250. Согласно постановлению так называемой Комиссии установления слободских полков 1732 г., комплект боеспособных казаков Слобожанщины был определен в 4200 человек – тысяча в Ахтырском полку и по 800 в остальных. Важно отметить, что в слободских полках раньше, чем в Запорожском городовом Войске было введено разделение казаков на «выборных» (здесь они назывались «компанейцами») и «подпомощников»: если в Гетманщине оно было введено во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг., то здесь уже во время реформы, проведённой воеводой Белгородского разряда Яковом Долгоруковым в 1697-1700 гг.

Как и на Левобережной Украине, вся полнота гражданской, судебной и военной власти на территории полка принадлежала полковникам. Эта должность была особенно почетной и уважаемой, поскольку в свое время именно полковники возглавили переселение, а в новых условиях осуществляли посредничество между казаками и царской администрацией. Поэтому достаточно быстро на главное место выдвинулось около десятка семей, которые на протяжении всего XVIII в. комплектовали полковничий корпус: Донцы-Захаржевские, Квитки, Кондратьевы, Шидловские, Лесевицкие и др.

Стоит добавить, что сперва полковников избирали на старшинских радах, после чего избранных утверждали царскими жалованными грамотами, а впоследствии, после выхода в 1700 г. указа царя Петра I, их стали назначать сверху. Формально назначение происходило по просьбам («супликам»), но фактически, в течение долгого времени, одни и те же люди продолжали сохранять полковнические должности как в период выборности полковников, так и тогда, когда их стали назначать. Так, например, Герасим Кондратьев был сумским полковником с 1659 по 1701 гг.

Фактическое отсутствие ротации полковой старшины и полковников вело к семейственности управления и злоупотреблениям власти. В частности, выходец из незнатных суздальских дворян Фёдор Шилов (позднее, чтобы не выделяться из слободской старшины, он придумал легенду о своём происхождении из шляхетского рода из Речи Посполитой и сменил фамилию на «Шидловский») был изюмским полковником с 1693 по 1711 гг. Одновременно с этим он занимал должность харьковского полковника в 1706-1709 гг., а после того, как он оставил должность харьковского полковника, её получил его племянник, Лаврентий Шидловский.

В 1711 г. Фёдор Шидловский был арестован по делу о незаконном разграблении шляхетских имений в белорусских землях Речи Посполитой во время развернувшихся там военных действий Северной войны (1700-1721 гг.). За многочисленные злоупотребления властью в отношении казаков на 10 лет был сослан в Архангельск Иван Перекрест, бывший ахтырским полковником в 1679-1704 гг.

Ни гетманского правления, ни приближенной к гетману Генеральной рады Слобожанщина не знала. Жизнь полков замыкалась на собственной полковой старшине, состоявшей, кроме полковника, из обозного, судьи, есаула, хорунжего и двух писарей – одного для военных, второго для гражданских надобностей. В военных вопросах полковники подчинялись белгородскому разрядному воеводе – командиру Белгородского полка, к которому были приписаны слободские казацкие формирования. Разрядным же воевода назывался потому, что в военном отношении он командовал служилыми людьми всего Белгородского разряда – своеобразного военного округа, созданного в 1658 г. и охватывавшего помимо Слободской Украины территорию большей части Центрально-Чернозёмного региона России. Центром разряда вначале был Белгород, позднее – Курск.

Белгородский разряд в 1658-1708 гг.

Что же касается гражданской сферы, в частности «прав и вольностей», то в каждом из полков она регулировалась собственной жалованной грамотой, а высшей апелляционной инстанцией выступали центральные общероссийские органы: сперва Разрядный приказ, которому был подведомствен Белгородский разряд, а затем Великороссийский приказ, который был в 1688 г. специально создан для управления полками Слободской Украины. Однако в ведении полковников, в отличие от полковников в Гетманщине, находилось только полковое казачество, а городовые казаки и другие слои населения подчинялись городовым воеводам, в ведении которых был уезд.

Адольский Г. Портрет воеводы И. Е. Власова (1695 г.).

Кроме того, с 1680-х гг. полковые казаки были подчинены воеводам практически во всех судебных делах, а до этого часть уголовных и гражданских дел, в которых обе стороны были представлены полковыми казаками, полковники разбирали самостоятельно. Нередко полковники и воеводы находились в конфликте, тем более что центральная власть предписывала им взаимно контролировать друг друга с целью недопущения злоупотреблений.

Одной из причин таких конфликтов было то, что казачьи полковники решали, кого записать в казаки, а последние не платили налогов в царскую казну, неся вместо этого военную службу. Воеводы же отвечали за наполнение казны. Вот один из примеров такого рода конфликтов: харьковский полковник Фёдор Донец в 1705 г. решил записать всех «черкас городовой службы» Харькова в полковые казаки: часть в компанейцев, часть в подпомощники. Харьковский воевода пожаловался на действия полковника в Москву. Центральная власть встала на сторону полковника: поскольку в Харькове под началом воеводы служило всего 177 русских служилых людей, в 1706 г. воеводское управление в городе было решено ликвидировать.

 

Слободское казачество в восстаниях

Исторические судьбы Слободских полков были тесно связаны с событиями истории Войска Запорожского. Так, в 1665 г. харьковским полковником стал многолетний атаман Запорожской Сечи Иван Серко. В марте 1668 г. он возглавил выступление Харьковского полка в поддержку восстания левобережного казачества под руководством И. М. Брюховецкого, однако полковник потерпел поражение, поскольку не имел чёткого плана действий и не получил своевременно помощи от мятежного гетмана. И. М. Брюховецкому удалось развернуть активную агитацию среди слободских казаков через рассылку универсалов, вследствие чего его также поддержали часть казаков Сумского и Ахтырского полков. Вместе с тем сумской полковник Герасим Кондратьев заверил гетмана в верности, назвав себе в письме к нему «слугою гетмана». Как предположил украинский историк В. Маслийчук, полковник был вынужден поклясться в верности И. М. Брюховецкому, поскольку Сумам угрожал большой отряд восставших. Однако уже 30 марта Г. Кондратьев разбил у полкового центра 600 сторонников гетмана во главе с недрыгайловским сотником, что позволило полковнику позднее оправдаться перед Москвой.

После окончания восстания, когда в северных полках Левобережной Украины утвердилась власть гетмана Д. И. Многогрешного, сумской полковник Г. Кондратьев, несмотря на многократные заверения в верности Москве, агитировал не признавать «северского гетмана» казаков южных полков Левобережья. Острогожский полковник И. Дзиньковский во время восстания под руководством Степана Разина (1670-1671 гг.) оказал восставшим донским казакам поддержку, пустив их отряд в Острогожск и арестовав некоторых русских служилых людей, чтобы те не сообщили российским властям об успехе восставших в его полку.

Однако эта поддержка была вынужденной – полковник предполагал, что восставшие победят, но он не сочувствовал их идеям, поэтому не поехал в Ольшаны, где находился центр восстания в Слобожанщине, хотя донские казаки выделили ему долю добычи.

 

Слободское казачество и гетман И. Самойлович

Не сложились у слободских полковников отношения и со следующим гетманом Левобережной Украины после Д. И. Многогрешного — с И. С. Самойловичем (1672-1687 гг.). В 1680-1681 гг. гетман Самойлович предпринял 2 попытки уговорить Москву включить в состав Гетманщины Ахтырский, Харьковский, Сумской и Острогожский полки под предлогом переселения на их территории выходцев из Правобережной Украины, однако эти притязания были Москвой отвергнуты. Гетман также предлагал на не заселённых землях Слободской Украины организовать новый Полатовский полк и заселить его территорию выходцами из Правобережной Украины, но и эта идея не была реализована.

В то же время гетман бесцеремонно вмешивался в дела полковников Слободской Украины, и царская власть не останавливала его, а со скрипом, но давала на это санкцию. В 1684 г., в ответ на жалобу казаков Ахтырского полка на злоупотребления местного полковника И. Перекреста, гетман отправил расследовать этот вопрос своего представителя С. Калединского. Сообщая в январе 1685 г. через В. Л. Кочубея о начале расследования и призывая Москву наказать полковника, гетман И. Самойлович подчёркивал, что И. Перекрест – не казак, т.к. имеет еврейское происхождение. Москва не признавала претензий гетмана на земли Слободской Украины, но пошла на уступку в вопросе о расследовании злоупотреблений ахтырского полковника. И. Самойлович получил царский указ, предписывавший провести следствие по этому делу. Однако расследование не имело для полковника существенных последствий: И. Перекрест оставался полковником до 1704 г., в котором его, наконец, отстранили за многочисленные нарушения. Причина этого была, видимо, в нежелании Москвы конфликтовать со старшиной Слободской Украины.

Слободские полковники также не оставались в долгу. Они отвечали И. Самойловичу недружественными демаршами. Так, 15 сентября 1684 г. острогожский полковник Иван Сас сообщил в Москву о подозрительной раде левобережных казаков в Прилуках, за что получил из Москвы суровый выговор за вмешательство в дела Запорожского Войска.

Примечательно, что для части полковников Левобережной Украины положение слободских полковников было достаточно притягательным. Так 4 августа 1676 г. неожиданно для служащих Малороссийского приказа в Москву приехал стародубский полковник Пётр Рославец. В столице он пожаловался на гетмана И. С. Самойловича, а также просил разрешения на переход Стародубского полка в состав Слободской Украины. В Москве решили ему отказать, а позднее выдали его гетману для суда. Представляется, что П. Рославец стремился перевести полк, который он возглавлял полтора десятилетия, в состав Слободской Украины, чтобы сохранить полковнический пост в условиях конфликта с гетманом…

 

Слободское казачество в системе обороны от кочевников

Военное значение слободских полков определялось тем, что они располагались в непосредственной близости от степных пространств, по которым кочевали в поисках добычи крымские татары и другие кочевники. До строительства Изюмской засечной черты в 1679-1680 гг. Слободская Украина находилась за пределами самого передового рубежа обороны Русского государства от южных кочевников – Белгородской черты, но и после её строительства набеги крымских татар здесь происходили достаточно часто.

Схема изюмской засечной черты.

В частности, крымские татары в 1680 г. совершили опустошительный набег, во время которого было побито и взято в плен 74 казака и их челядника. Кроме того, были разорены деревни и сёла, уведено большое количество скота и забран хлеб. Ещё большими масштабами отличался набег 1691 г., во время которого татары увели в неволю 115 казаков и членов их семей, а из всех категорий населения были убиты и уведены в плен 1915 человек; угнано 4902 голов рогатого скота, 1358 коней, 2272 волов и коров, 2272 овец и коз; было разорено и сожжено 65 дворов.

 

Слободское казачество в Северной войне

Отчасти Слобожанщину затронули события русско-шведского противостояния на Украине в 1708-1709 гг. Так, в ноябре 1708 г. шведы пытались взять штурмом город Недрыгайлов Сумского полка, имевший стратегическое положение, но местные казаки оказали им достойное сопротивление, а довершила разгром шведов помощь русской армии. В декабре шведы разорили городок Терны Сумского полка за то, что местное население нападало на шведов. А в начале следующего, 1709 г., шведские войска разорили часть территории Ахтырского полка. Вскоре Пётр I прибыл в Харьков, где приказал расширить и укрепить Харьковскую крепость, обвести её высоким валом, рвом и построить 5 бастионов, а вокруг организовать форштадт.

Осмотр Харьковской крепости Петром I в 1709 году. Рисунок В.И. Васильковского.

В связи с такими действиями противников Петра I неудивительно, что И. С. Мазепа и Карл XII не получили никакой существенной помощи от слободских казаков, а антишведская пропаганда российской власти среди последних оказалась эффективной. Наоборот, слободские казаки участвовали в военных действиях против шведов и казаков – сторонников И. С. Мазепы в составе армии Петра I. В том числе, есть косвенные свидетельства того, что слободские полки, по крайней мере, Харьковский и Изюмский, могли принимать участие в Полтавской битве в июне 1709 г. на стороне России. Однако часть историков выражает сомнения в том, что российское командование могло доверить им выполнение боевых задач в противостоянии со шведской регулярной армией, поскольку эти полки, как и другие казацкие, были иррегулярными. Чтобы в этом вопросе появилась ясность, безусловно, требуется его специальное исследование.

 

Преобразования и ликвидация автономии слободского казачества

В течение XVIII в. объём самоуправления в слободских полках, как и в гетманской Украине, постепенно сужался. В период правления Екатерины I (1725-1727 гг.) они были переданы в ведение Военной коллегии, а в каждом полку была создана регулярная рота. После переписи населения 1732 г., согласно решениям упомянутой Комиссии установления слободских полков (возглавил её князь Алексей Шаховской, а местом её пребывания были выбраны Сумы), общеармейской регламентации были подчинены и казацкие вооруженные силы.

С 1735 г. запрещалось свободное перемещение населения за пределы Слобожанщины. Как и в случае с Войском Запорожским, в отношении Слободской Украины в период правления Елизаветы Петровны произошло смягчение курса на ликвидацию местной автономии. В 1743 г. слободским казакам были выданы жалованные грамоты, которые отменили реформы Анны Иоанновны. Они предполагали дарование казакам привилегий в торговле и промыслах, а «подпомощники» были отобраны у старшины и возвращены в казацкие полки. Однако с 1748 г. казаков и «подпомощников» прикрепили к полковым территориям, затруднив переход из одного полка в другой, а уж тем более им было запрещено уходить за пределы Слободской Украины.

Окончательная отмена полкового строя Слобожанщины совпала с ликвидацией гетманства в соседней гетманской Украине.

Карта Слободских полков (1764 г.).

Согласно манифесту Екатерины II от 8 августа 1765 г., вместо пяти полковых административных округов была создана Слободско-Украинская губерния с общеимперскими органами управления. Отныне здесь надлежало сформировать 5 гусарских полков, в которые на добровольных началах могли записываться ставшие именоваться «военными обывателями» бывшие казаки, включая «подпомощников».

Карта Слободско-Украинской губернии (1800 г.) (скачать карту в полном разрешении).

Кроме них в полки могли записываться старшинские дети и их слуги. Тот из «войсковых обывателей», кто не нес военную службу непосредственно, обязывался платить денежный «подушный оклад» от каждого лица мужского пола своей семьи. Старшина же, подобно старшине Гетманщины, получала «табельные чины». При этом представители старшины должны были или перейти в гусарские полки, или уйти в отставку. При этом переводе казацкие чины были понижены на 1-2 чина: например, полковники могли стать подполковниками в армейском чине или надворными советниками на гражданской службе.

На их основании после 1785 г. бывшая старшина также начала хлопотать о подтверждении своего российского дворянства, однако число семей, которым повезло добиться его, было незначительным – немногим более 60.

В отличие от старшины Запорожского Войска, слободская знать политических амбиций не имела, судя по её «наказам» депутатам Уложенной комиссии Екатерины II.

Несмотря на ликвидацию автономии, в течение всего XVIII в. продолжалось дальнейшее освоение земель Слободской Украины и рост местного населения. По подсчетам Дмитрия Багалея, в последней четверти XVIII в. в этих некогда безлюдных степях проживало более 990 тысяч человек — в абсолютном большинстве своем переселенцы из Украины, и около половины из них — свободные «военные обыватели», то есть бывшие казаки.

 
Александр Сергеевич Алмазов 
Кандидат исторических наук, доцент кафедры источниковедения и специальных исторических дисциплин Исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук. 
 


Почитать по теме

1. Багалей Д.И. Очерки из истории колонизации и быта степной окраины Московского государства. М., 1887.
2. История Украины / Данилевский И.Н. и др. СПб., 2015.
3. Папков А.И. Гетман Яков Острянин в Речи Посполитой и в России // Белоруссия и Украина. История и культура. Ежегодник. 2004. М., 2005.
4. Яковенко Н.Н. Очерк истории Украины в Средние века и раннее Новое время. М., 2012.

 
 ;

Дорогие читатели, давайте знакомиться!

(можно выбрать несколько вариантов ответов, если все они относятся к Вам)


Post scriptum


Названия организаций и материалов из списков по данным ссылкам: », », » и любых других, запрещенных в РФ, употребляемые на страницах этого сайта, предполагают уточнение к ним: запрещены на территории России.

Мнение редакции интернет-журнала "Свет станиц" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.




Ежемесячное обновляемое
ЭЛЕКТРОННОЕ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ

ISSN 2619-1539
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-72412, выдано 28 февраля 2018 г.
Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

О проекте           Учредитель / издатель           Редакция           Наши авторы           Обратная связь / Контакты


© 2017-2021 «Свет станиц». Все права защищены. Правила пользования сайтом, использования и копирования информации с сайта, политика в отношении персональных данных (лицензия)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: